June 12th, 2014

bug

Погружение в Стикс

Хорватия в этом году крута и сурова. Предыдущая экспедиция по сравнению с этой - просто круизный лайнер. А тут стоило выбрать победителем человека в костюме Супермена, как началось. Уже в аэропорту съемочную группу встретил биолог Душан Елич, и прямо с самолета мы рванули в Огулин, чтобы погрузиться в подземную реку и попытаться найти там ту самую слепую паранормальную амфибию протея.

В Огулине известняковые горы с прослойками твердой породы. Реки, текущие из подземных источников, размывают известняк и образуют подземные русла – длинную запутанную сеть карстовых пещер. И вот там, в вечном холоде и темноте, живет протей. Там – и больше нигде в мире.

IMG_6439

Снаружи подводные пещеры выглядят как декорации к фильмам про Лару Крофт: замшелые скалы в тенистом широколиственном лесу, хвощи, папоротники – и среди этого река, как дельфин, то уходит вниз, то снова выныривает на поверхность. Вход в пещеру находится под водой. Снаружи пруд прудом, но погружаешься на метров на пять – и оказываешься перед черным провалом, ведущим вбок и вниз, вниз. И вот туда нам надо. Не хочется, но надо.

IMG_6453

Натянули свои сто кг снаряги – и табор уходит в воду. Ведран с большой профессиональной камерой, на шлеме Душана маленькая GoPro, а я так, с фонарем. Остальные остаются на берегу ждать и надеяться.

1

10446072_861553660545641_8238323706239289604_o

Подземная река оказывается абсолютно черным Стиксом. Фонарь освещает мертвую лунную поверхность. Ни былинки, ни козявки, только голые скалы и пустая вода. Прозрачная настолько, что паришь в ней, как в ледяном космосе. Температура соответствует, +6 градусов. Несмотря на сухарь, через 5 минут зуб не попадает на зуб, а протянутая на дне веревка-ходовик уходит все ниже и ниже. Ведран говорил, на глубину 60 метров. О том, как мне будет на шестидесяти метрах, когда к холодрыге, темноте и проблескам клаустрофобии добавится глубинный азотный наркоз, не хочется думать. С каждым метром крепнет ощущение, что ничего живого здесь нет и быть не может, а также что мой первый пещерный дайв имеет ненулевую вероятность стать последним.

И тут мы видим его.

Протей вообще похож на ангела, но вот здесь, во всем этом мертвенном окружении, он похож на ангела больше, чем сами ангелы. Полупрозрачный, нежно-розовый, как будто светящийся изнутри, он сидит на скальном обломке и не обращает никакого внимания, хотя заметил нас своими шестым, седьмым и прочими чувствами, еще когда мы только пузырились на входе в пещеру.

В секунду перестает быть холодно, страшно и вообще как-либо, потому что тут же забываешь про себя и полностью переключаешься на созерцание. Ну чудо же, чудо. Долго кружим над ним, снимаем со всех точек, и он ощущает своей фоточувствительной кожей свет наших фонарей - но все равно не уплывает. Сидит, чуть придерживаясь крошечными тонкими лапками за выступ скалы, вечный, космический, запредельный. И сколько лет он так сидит – неизвестно. Судя по размеру в добрых 30 см, он может быть старше меня, и может быть даже раза в два. Такой вот бледный полупрозрачный даос, живущий в этой пещере десятки лет без воздуха, тепла, света и почти без еды. Жаловаться при нем на жизнь невозможно, да и просто неприлично. Хочется просто висеть рядом и смотреть на него вечно.

Но когда Душан показывает, что сняли достаточно и можно поворачивать назад, я тут же впиливаю во все лопатки к выходу из пещеры. Чувство холода вернулось, зубы сжимает так, что не откусить бы загубник. Всплываю на поверхность, следом выныривает Душан. Выплевываю регулятор, кричу «Нашли одного, нашли!», но все смотрят не на меня, а на Душана:
- А где твоя камера?...

GoPro на лбу Душана нет. Он тихо говорит фак и уходит обратно в Стикс. А меня, наоборот, Дима Шубин за руку вытаскивает из воды на берег. Потому что от холода, голода и впечатлений ноги держат меня не лучше, чем того протея. И потому что мы, победители конкурса Лучшая работа в России, должны поддерживать друг друга в нашей нелегкой лучшей работе.

Камеру нашли и, к счастью, она упала уже на обратной дороге. Так что у нас есть потрясающие видеоматериалы, которые мы могли бы продать National Geographic, но не продадим, а сделаем выпуск Зверей + Аква Марис про одно из самых удивительных животных на свете. Вернее, в темноте.