September 11th, 2014

bug

Занимательная паразитология - 1

Помните наш выпуск про зомбирующих глистов и котиков, захвативших интернет? Конечно, помните, такое забудешь:



Так вот, у нас появился повод его слегка реанимировать. Повод причем хороший: мы теперь по средам выходим на Образоваче, это научно-популярный дериват Лентача. А Лентач это здоровенный паблик с полумиллионом подписчиков, новая форма существования старой Ленты. В общем, хорошая площадка с кучей непротивного народу, все как мы любим.
Выходим в режиме неделя новый выпук, неделя старый. И вот сегодня как раз откопали Зомбов. И в рамках повышения санитарной грамотности населения решила написать про тех, кто в этот ролик не вошел по причине его нерезиновости. Не вошло их много, поэтому будет прямо серия.

Но сначала еще раз про котиков. Разумеется, роль паразитарного нейропрограммирования в их популяризации среди человека далека от определяющей. Приходится признать, что котиков любят главным образом потому, что они милые и иногда помогают по хозяйству. А сильно любят потому что дури у некоторых людей хватает и без токсоплазмы. Но мы здесь скорее о принципе: паразитарные нейроэффекты могут повышать приспособленность хозяина.

Котикам гипотетически помогает токсоплазма, а у собак для приручения человека есть нематода токсокара, toxocara canis. Круглый червь, который точно так же по ошибке иногда забредает в человека. Делать токсокаре в человеке особо нечего, размножаться она там не может, попасть обратно в собаку тоже не светит. И вот от скуки она начинает шариться по организму, и в вечной личиночной стадии капсулироваться в разных органах, пока не сдохнет окончательно. А дохнет она иногда лет через десять.

Так вот, у инфицированных токсокарой людей, кроме чисто физиологических симптомов, отмечаются неврологические расстройства. На этот предмет исследовали детишек, которые склонны подцеплять токсокароз больше, чем взрослые. И оказалось, что кроме нарушения внимания, ухудшения чтения и гиперактивности, паразит вызывает у детей желание как можно больше возиться с собаками – таким образом увеличивая вероятность заражения новыми токсокарами.

Вероятно, эта фича была разработана (кто на этом месте начнет орать, что паразиты ничего не разрабатывают это все слепой естественный отбор, тот Кэп) токсокарой не для тупикового варианта ”Человек”, а для другого, хорошего промежуточного хозяина, который доставит ее в собаку. Человек тут просто проходил мимо и попал под раздачу. Но, согласитесь, собаки от такого положения вещей очень выиграли.

Это к вопросу о том, как паразитические отношения эволюционируют в симбиотические. Добро надо делать из зла, потому что больше не из чего.

ressi
bug

Рак краба

В рамках недели "Как хорошо устроиться в жизни" - новые герои старого выпуска Зверей http://youtu.be/g1S-UfiXH48.

Обычно паразит стоит на эволюционной лестнице ниже, чем его хозяин. Паразиты более примитивны, зато дьявольски изобретательны. Но иногда паразит с хозяином находятся примерно на одном уровне - и это совершенно не мешает паразитам оставаться такими же дьявольски изобретательными. Как вот усоногий рачок саккулина, паразитирующий на родственных ему крабах.

Личинка саккулины — крохотная свободноплавающая штука с ножками, усиками, хитиновой раковиной и полым шипом на голове. Первое, что она (именно она – у самцов все чуть–чуть иначе) делает в жизни, это отыскивает краба и находит у него на брюшной стороне тонкое место в сочлениях панциря. А дальше действует как шприц со студнем: буквально впрыскивает себя, то есть свою микроскопическую головную часть, фактически просто комок клеток, в тело краба. При этом шприц — большая часть туловища, конечности и раковина — остается снаружи, пустой и никомуненужный.

А студень находит себе теплое местечко во внутреннем подбрюшье краба, прикрепляется и начинает постепенно переделывать его организм под свои нужды. Во–первых, уничтожает половую систему краба и стерилизует его, чтобы не тратил свои ресурсы на размножение. Теперь у него одна задача – хорошо_кушать и кормить свою саккулину. И он кормит, что остается-то.

И саккулина, с этой поры имеющая вид бесформенного клубка отростков, разрастается настолько, что заполняет все тело краба вплоть до глазных стелельков, и местами даже начинает вылезает наружу в виде такой вот типа грыжи.

18141-043137-2fa7958edcab7de8244c3881c07380ad

На этой мешковидной стадии саккулина становится половозрелой. В месте крепления к брюшку краба открывается крошечное отверстие, через которое к саккулине влезет ее пока что свободноплавающий самец. Тем же способом, что когда–то она – отбросив все ненужное. Влезет, прикрепится к ней и будут они жить долго и счастливо, ежедневно производя сперму и оплодотворяя яйцеклетки, и умрут в один день — вместе со своим крабом. Правда, некоторую пикантность этой идиллии придает то обстоятельство, что каждая самка саккулины имеет два входных канала, в которых могут одновременно жить два самца.

Оплодотворенные яйца саккулина складирует под хвостом у краба, там, где здоровая крабиха вынашивала бы собственную кладку. И краб заботится о ней точно так же, как заботился бы о своих деточках. Причем это делают как самки краба, так и самцы, которым в здоровом состоянии такое бы и в голову не пришло. Но зомбированный саккулиной, он покорно чистит ее кладку от водорослей, защищает от хищников, других паразитов и все такое. А когда начинают вылупляться личинки–науплиусы, краб старательно машет им вслед клешнями. Не из сентиментальных соображений, а чтобы создавать ток воды, который поможет личинкам паразита расселиться как можно шире.

Но даже в этих прискорбных для краба обстоятельствах есть одно “зато”: живут такие крабы дольше, чем не зараженные. Хотя, конечно, не то, чтоб веселее.