Евгения Тимонова (jeytim) wrote,
Евгения Тимонова
jeytim

Categories:

Статья за многоженство

Вышел июньский LQ. С вот такенной моей ерундовиной.

Во дворе деревенского домика жарим рыбу на углях. Тишина, красота и благодать. Море плещется, и рыба пахнет, как обещание скорого счастья.  На огонек и запах заглядывает соседская семейная пара. Вернее, не совсем пара. Потому что деревня эта - Ассала, дальний околоток Дахаба.  Бедуинская, в общем, деревня.
 -  С первой женой у нас семеро детей. Рабап - моя вторая жена, молодая. Они, жены, живут в разных домах. Когда у одной плохое настроение, я иду к другой. Очень удобно.
- Мм, - отвечаю, прихлебывая местной кислятины Omar Khayyam, - Это круто, Махмуд. А если и у второй плохое настроение, куда ты идешь?
- Тогда я иду домой. Я сам-то живу в своем третьем доме. Так, на всякий случай. Но редко бывает, что обе сердятся. Я же их пою, кормлю, одеваю. Что им еще надо.
Двадцатипятилетняя Рабап переехала замуж за Махмуда из Гизы. Практически столичная краля. И вот сидит теперь тут, беременная, в хиджабе своем похожая на симпатичную черную курицу. Смотрит на меня косо. То ли стакан вина имени таджикского алкоголика ей не нравится, то ли что муж треплется про нее на непонятном английском с малознакомой чужеродной особой. Незнание языка очень обостряет интуицию. Я наверное тоже должна бы смотреть на нее как-нибудь этак: по мне так беременным теткам совершенно незачем курить мальборо одну за одной.  Но какое мое дело.
 - А сколько жен ты можешь себе взять? Четыре?
- По закону четыре. Но вообще Коран говорит, у мужчины может быть столько жен, сколько он может прокормить.
- Ну, дело Коран говорит. Семья как аквариум: перенаселишь - сдохнут все.
Омархайямовка потихоньку берет свое: кажется, я сказала это на русском. Бедуин, впрочем, согласно кивает.
- А Рабап дружит с твоей первой женой?
- Ммм... Нет. Зачем? У них и так дел много. А у тебя муж есть?
- Есть - слегка привираю я. Так, просто, чтобы Рабап со своей интуицией не нервничала. Беременным нервничать - хуже сигареты.
-  Единственной женой быть трудно, но почетно, да? - уважительно интересуется бедуин и, не дождавшись ответа, глубоко затягивается косяком.

Когда-то идея многоженства по своей соблазнительности для меня занимала место где-то между работорговлей и женским обрезанием. Но если с женским обрезанием и работорговлей ничего не изменилось, то с многоженством стало не все так просто. В нем вдруг обнаружилось немало плюсов. Даже, может быть, больше, чем минусов. И, как ни странно, именно с женской точки зрения.
В биологии (ну куда ж без нее) существует замечательный принцип: принцип незаменимости самки. В переводе на человеческий: каждая женщина прекрасна и бесценна, поскольку является самодостаточной боевой единицей видового выживания. Ну, такой, более-менее самодостаточной. Мужчины же, согласно этому принципу - расходный генетический материал. Он должен быть качественный, или уж пусть не будет вообще. Потому что хорошие мужские гены в сочетании с даже плохими женскими по принципу доминантности вероятнее всего дадут хорошее потомство. А вот если плохие мужские гены наткнутся на плохие женские, то, выйдя из спящего рецессивного состояния, вся генетическая дрянь вылезет в детях во всей красе. И привет, вырождение.
То есть, для блага и процветания популяции нужны все самки - и только лучшие самцы. Демографический дисбаланс МЖ заложен изначально. Как констатировал товарищ Шоу, "Благодаря материнскому инстинкту женщина предпочитает владеть одной акцией из ста на первоклассного мужчину, а не всем пакетом акций на второстепенного". Это - в нашей прошивке. И полигиния (ибо мне уже надоело писать длинное слово многоженство) - вполне себе эффективный инструмент проверки мужской качественности по всем статьям.
Второе. Чисто организационное. Как там Гюльчатай причитала, Одна жена и стирает, и моет, и готовит, и с детьми сидит?!. Вот. Хозяйство ладно - есть приборы и домработницы.  Но как прекрасно, когда всегда есть на кого с полным правом и чистой совестью слить мелочь. Не плясать качучу перед мамой или свекровью, а просто сказать: Дорогая. Это же наши дети. И умотать в отпуск. Ну и самой в свою очередь понянькаться. А один, три - какая разница. Три даже в чем-то удобнее.
Но это все физика. Все-таки первое слово в ассоциативном ряду к многоженство - ревность. Тут я, а тут, значит, еще какая-то... мымра!
Однако и здесь не все так просто (или не все так сложно - откуда смотреть). Мучительна мысль не о том, что ему может быть хорошо с кем-то кроме меня, а о том, что ему нехорошо со мной. И вот сейчас он как свалит к этой кому-то с вещами, а я тут останусь одна как дура. Ревность, как и всякое собственничество - истеричная форма неуверенности. В себе, в стабильности своего положения, etc. А полигиния, как ни крути, эту уверенность повышает. Конструкция на трех опорах стабильнее, чем на двух. А уж на четырех...  В ней твой статус уже не зависим от твоей исключительности. Исключительность приходит и уходит, но теперь не грозит выносом чемоданов в прямом и переносном смысле. Не фрустрирует, то есть.
Ревность - это игра, в которую можно играть всей семьей.  А можно и не играть - как договоритесь. Потому что никем еще не доказана положительная корреляция между ревностью и любовью. А вот обратных примеров, ревновать, не любя, и любить не ревнуя, - полно.
Полигиния же по отношению к ревности это, как говорят в веселом мире медицины, десенсибилизирующий фактор, постепенно развивающий невосприимчивость. В плане такой бессмысленной и неприятной штуки - очень полезное качество.
В общем, если подумать головой - все за то, чтобы с позиции первой жены не напрягаться, если бы на горизонте замаячит вторая. Ну замаячит и ладно. С детства учили - чем больше делишься, тем больше получаешь. Главное, был бы человек хороший. Потому что вот это действительно очень важно. Я бы даже сказала, критично.
Но и тут природа подсуетилась в нашу пользу: мужчины довольно стабильны в своих вкусах. Глядя на бывших и актуальных моих бывших и актуальных, я вижу, что практически все они - славные девки не чужого мне склада.  Мы вполне могли бы быть хорошими подругами. С некоторыми это даже получилось. Где теперь те мужики, что, как - неважно. А они - вот они все тут: Иветта,Лизетта, Мюзетта... Их бывшие, мои актуальные. Парни уходят в армию - девушки остаются.
И вот тут-то, пожалуй, кроется главная засада для евроадаптации многоженства. В отличие от смирных мусульманских теток с их статусом чуть выше плинтуса, мы ж не станем сидеть по углам на женской половине.  Если уж нас занесет в единую семью, мы ж начнем активно взаимодействовать. Ибо как только две цивилизованных женщины оказываются вместе, они тут же образуют женский заговор. А женский заговор - это то, чего больше всего на свете боятся цивилизованные мужчины.
Так что в цивилизованном на наш манер мире полигиния умерла и уже не оживет не потому, что это выгодно женщинам. А потому, что мужчины понимают: Боливар не вынесет двоих.  И - благоразумно отползают в безопасную сферу моногамии с вкраплениями адюльтера. Ну, а что теперь сделаешь. Это наша плата за самостоятельность. И раз уж другого не остается, лучше ее любить, чем не любить.

Хотя бы за возможность выпендриваться перед соседскими бедуинами.
Tags: lq
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments