Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

bug

Казанцева-пати

Это мы с Асей Казанцевой 29 апреля 2015 на следующий день после знакомства гуляем по Лядскому садику г. Казани и знать не знаем, что всего через 3 года и 3 месяца, 29 июля 2018 Ася (кое-что за это время закончив и много чего написав) приедет ко мне на дачу в Кукуево и будет рассказывать, что там на самом деле полезно для мозга. А вот вы — знаете, и это выгодно отличает вас от от двух беззаботных девочек, селфящихся на фоне весеннего парка. Воспользуйтесь этим знанием во благо. Тема — ближе и важней некуда. Места — мало, но еще есть.



Условия попадания в гедонистический лекторий как всегда: с нас большой дом, хороший стол, кресла-тихоходки, камин-кальян и прочие удовольствия, с вас 7000 р любым удобным онлайн-способом, пишите на vsekakuzverei@gmail.com с заголовком Казанцева-пати или QQevo-9, пришлем все, что надо знать еще.
Когда: в воскресенье 29 июля, собираемся к трем часам дня — и до комфортно позднего вечера.
Где: по Киевскому шоссе, ориентир поселок Птичное Троицкого р-на, координаты сброшу почтой.
Как добраться: на машине или такси (яндекс из центра порядка 1600 р, от метро Саларьево 600-800 р) Или от Саларьево автобусом до Птичного, тут встретим и доставим до места.
bug

Маменькин сыночек

Сын совершил первый в жизни свободный и добровольный, экзистенциальный и ономастический акт. В Нск за паспортом улетел Туаев, а в Мск с паспортом вернулся Тимонов.
Как ни гениальна была графо-фонетика "Иван Туаев", результат ренейминга нравится мне еще больше. Ничто не тронет сердце матери-рекламиста сильнее, чем лояльность бренду.
Ездили с новоиспеченным Тимоновым-jr на выходных в Питер. Я впервые машиной (так, в пассиве), а Иван впервые вообще.
Даем туриста:


(Балтика-зеро - не ванина, не лёвина и даже не моя, а чувака за камерой. Лапландский теперь живет в Питере и пьет безалкогольное пиво. И это, надо сказать, еще не самое неординарное за последний месяц)

Collapse )

Это последнее фото, запечатлевшее Ивана обросшим после дачи. Через неск часов мы поедем в Страшную силу на Лиговский, и страшный випмастер Алексей, похожий разом на Завулона и лысого перца из Right Said Fred \ I`m Too Sexy for my car, превратит его из романтического отрока с длинной челкой в романтического отрока с ежовым ирокезом.
Но это уже совсем, совсем другая история.
bug

Одиссея в огороде

Квасов: У кого лучше спросить, что в Кении делать, у Яковиса или у Тимоновой?
Голубенцев: У Яковиса. Тимонову можно хоть в огород выпустить - она и там найдет приключений и будет совершенно счастлива.


Вырасту - научусь говорить такие комплименты. Но это, наверное, еще долго расти.
Выходные вышли какие-то совершенно феерические. Вроде чего - один день по Питеру на машине и пешком, да второй на велике и на машине, а историй, сюжетов - как после недельного трипа по черте-где. Маленьких, но таких клевых. Ювелирных. Очень хочется записать, пока не расплекалось, но писанина займет больше, чем реалтайм. Хотя мне сейчас как раз колонку сдавать, так что на ура пишется все что угодно, кроме колонки. Может и осилю. А если в двух словах, то да - вышла в огород, нашла сто приключений и была совершенно счастлива.

Хорошо, что в Мск не дымило, а то прям неудобно было бы.
bug

Отраженье наших

Ад - отраженье наших Да как засело вчера в голове, так и всё. Зависает голова. Надо сливать на внешний носитель.

Чад - отраженье наших дач
Он - отраженье наших Но
Ха - отраженье наших Ах
Йад - отраженье наших Дай
Рак - отраженье наших кар
Жор - отраженье наших рож
Гон - отраженье наших ног
Поп - отраженье наших поп
....

Отпусти меня, чудо-Генделев...
neсk

зимовье людей

Вторую неделю живем на ближней даче. Ильгарден встретил маму мантой. Четыре года бороздю... борозжу эти богоспасаемые рифы - ни разу не видела манту. А мама залезла с масочкой и трубкой - и на те, сразу манта. Воо такая. Дача любит маму.
Зато я на вчерашнем дрифте встретила сына. Выплываю на Лайтхауз - висит. На шести метрах, как большой. Иванхтиандр. Через два дня у него экзамен на опенвота - и будет у нас трудовая династия дайверов.

Мой дахабский номер +20195373711. Соскучитесь - звоните. А лучше приезжайте. Тут так клево, что и говорить неудобно.
bug

Как я провел 25 минут лета. Отчет в картинках.

Потихоньку начинаем доставать и откупоривать закатанный в банки летний позитив. Дальняя дача, село Мочище Новосибирской области - райское местечко. Особенно в августе.
"И что я буду делать в вашем Простоквашине? В вечернем платье дрова рубить или быков очаровывать?!"
И то, и другое, и третье.
Автор Алтай-Нск 2008

Под катом немного очарованных быков, стыдливо краснеющих помидоров, пышнотелых капуст, крепких рогов, высоких копыт и прочих достижений натурального хозяйства.
Collapse )

Не спрашивайте, какой черт занес меня на эти галеры в костюме приличной женщины. Так надо было.

ЗЫ: черепок, кстати, нашла на Алтае. Вернее, я там нашла два черепка: большой и маленький, коровий и бараний. Бараний теперь живет за барной стойкой в Своем Круге, а коровий приколотили под дачную крышу. Штоб все как у исторических людей.
dream

Сентиментябрь

- Ну понятно, почему у тебя так с велосипедом. Ты же на него села раньше, чем ходить начала - разъяснили мне тут родители. Я, впрочем, и сама подозревала, что корни где-то в раннем детстве - уж слишком глубинный кайф. Даже не кайф, а какое-то тотальное, океаническое чувство слияния с миром. Как ни единого разрыва между ним и тобой. Такие вещи всегда растут из первого, если не раньше, года жизни.
Оказывается, папа прикрутил к раме своего Урала седушку с перильцами, когда мне было месяцев 8. Сначала думали, придется и меня к ней как-то прикручивать, чтоб не вывалилась, но не пришлось - сама вцеплялась и держалась намертво. Так и колесили по приморскому ОбъГЭСу от дома до дачи или пляжа, мама на круторогом шоссейнике Кросс (дичайший понт по тем временам), папа на дорожнике Урале, а я на ураловой раме. Я эту седушку помню уже без перилец, то есть лет наверное с трех. Лето, солнце, дачная грунтовка, заросли голубого цикория по обочинам, и папа на полном ходу одной рукой держит руль, а другой ловит мне бабочек. В детстве хватало счастливых моментов, но эти - одни из самых.
Папа, надо сказать, офигительно ездит. Не знаю, насколько я уже доросла до его уровня. Без рук так, чтоб на бaяне играть, вроде научилась. На двух великах сразу, второй ведя одной рукой, как он отгонял свой и мамин в гараж - ХЗ, не пробовала. Наверное, не получится. А некоторые штуки не смогу точно и никогда. Как-то раз мы ехали с дачи так: пятилетняя я в обнимку с котулем дачного шмотья на раме, мама с ведром ягоды на багажнике, и папа, жилистый и поджарый, пилит все это счастье в горку. Переезд китайского семейства. Прохожие, говорят, аплодировали. Тут уж мне уж куда уж. А прыганье как-то некорректно сравнивать: мой 12килограмовый арабский скакун Cube это не папина 20килограмовая стальная бандура Урал. Да и так вот раз прыгнешь, а потом ищи дите по кустам.
Мамин шоссейник перешел ко мне в 15 и был актуален еще лет семь. Без теперешнего фанатизма, но довольно регулярно. Иван тоже успел на нем покататься, правда, не на детской седушке, а еще в инкорпорированном состоянии. Впрочем, перинатальные впечатления тоже не прошли мимо: сейчас он на веле как монгольский ребенок на лошади, хоть спать, хоть плясать.
А потом я уехала в Мск и началась новейшая история, изрядная часть которой прошла верхом на различного достоинства кросс-кантрийниках.
Вчера ездила в гости к new_danila на Кантемировскую. Данил увидел Кубика вне стойла первый раз: "Какой! Прямо весь мускулами играет! Там в прихожей два соседских ретровелика, такие, динозавры. Вот сейчас будет контраст".
Зашли в квартирный предбанник и тут у меня глаз выпал: у стенки бок к боку стояли Урал и шоссейник Кросс. Шквал сантиментов натурально опрокинул крышу: аж похлопала свой байк по грипсу и с этак чувством сказала: "Смотри, зайчик, с чего ты начинался!". Совсем уже, ага. Но он правда рядом с ними выглядел как молодой индиго подле престарелых родителей. Данил, глядючи на это семейное утипуси, даже не ржал. Как над икеевским роликом про старую лампу никто не ржет раньше титров "Вы что, сумасшедший? Это же просто железяка!".
А еще я выяснила, откуда в Москве начинается осень. Начинается она на улице Ремизова. Везде еще лето, а там - совсем уже нет. Едешь по ней, и вокруг шуршит сухой такой ясный октябрь. Впрочем, подозреваю, на улице Ремизова октябрь должен начинаться еще в апреле.
Как же я зимой-то буду. Шипованную резину что ли ставить...
bug

По Земле

брату

На колдобине перед развилкой праворукую Хонду встряхивает, и салон наполняется запахом испуганной помидорной рассады.
- Мам, давай-ка к брату заедем.
Машина поворачивает, удаляясь от яблоневых куртин, и вскоре за окном уже мелькают строгие пики ограды.
- Ты в машине пока посиди. Я гляну, там дорожку вроде размыло.
- Чем ее размыло-то? Дождя нету уже сколько!
- Ну мама! Посиди, говорю. Юрка, пошли.
- Опять место забыл? Бестолочь ты, Женька, ой бестолочь, прости Господи.

Дорожка, сухая до трещин, ровной желтой стрелкой пролегает сквозь ряды надгробий. Нехитрые кладбищенские пятнашки: прямо, налево до серой плиты с длинной еврейской фамилией, потом направо, и снова налево. Здесь Женя останавливается и сумрачно осматривается по сторонам.
- Так, восток сюда...
- Ты что, правда не помнишь? Чувак, ты сюда два года ездишь.
- Я топографический кретин. Это охренеть какая новость? Короче, отсюда в пределах метров двадцати, невысокий, желтый гранит. Давай, ты в эту сторону, я в эту.
Налево-направо-снова налево, они прошивают отмеченный участок как древнегреческий текст, написанный бустрофедоном. Каждая плита – школьная доска с примером на вычитание. Совсем простые, но так много. Хватит на целый учебник.

- Эй, нашел. Постой пока здесь, схожу за мамой.
- Вот эта? Слушай, ну ты уже совсем! Под единственной елкой на всем кладбище! От самых ворот видно!
- Не знаю, в прошлый раз ее не было. Видимо, недавно посадили. Сейчас взрослые деревья привозят и кранами сажают.
- Так, Жека, не ври мне. У тебя всегда такая рожа, когда ты врешь, и уши красные. Что происходит? Ты что, вообще нихрена не помнишь уже? Говори, блин!
Юра давит сильнее, зная: друг этого не выносит. Прижатый к стенке, он всегда колется быстро. Женька угрюмо ковыряет носком кроссовка пыльную прошлогоднюю траву. Очень хочется к машине, но ему перегородили дорогу. Со щербатого нешлифованного гранита щурится на них лобастый мужик с мощной шеей и знакомыми торчащими ушами. 2006 - 1961 = 45.
- Слушай, просто скажи, что с тобой. У тебя провалы в памяти? Ты томограмму делал? Не шути с этим, епта!
- Все со мной нормально.
- Нормально?! Ты два года мотаешься на могилу и не можешь вспомнить, где она. А завтра гараж свой не найдешь?
Хорошо бы выматериться. Но не здесь же.
- Короче. В прошлый раз ее здесь не было. В другом месте была. Откуда мы искать начали. А сюда она переехала. Понял?
- Чего?..
- Того. Стой здесь, говорю, я сейчас.
В образовавшуюся паузу он просачивается мимо остолбеневшего друга и быстро идет к выходу. Шаги удаляются. Юрка медленно оборачивается. Закрывает рот. И будто со стороны слышит, как гулко топают по ровной сухой глине его ботинки.
- Эй!!! Подожди, мать твою!

- Андрюша, сыночек... – мама автомобильной тряпкой стряхивает пыль и хвою с рябого рыжеватого камня. Она не слышит, о чем они негромко разговаривают там в отдалении.
- Понимаешь, сначала все было нормально. Потом приезжаю как-то, а соседний крест, по которому я его всегда находил, он вообще в другой стороне. Я к сторожу – вы тут перезахороняли, что ли? Тот божится, ничего не трогали. И, короче, пошло-поехало. Только успевай ловить. Я как-то раз полгода не был, так пришлось до ночи тут шариться. Еле нашел. А потом доперло. Андрюха же всегда по миру мотался по сезонам. Зимой на юг, летом на север, осенью запад, весной восток. Теперь хотя бы знаю, в какой стороне его искать. Ну и по расстоянию примерно понял. Месяц – метров десять-пятнадцать. Редко больше.
- Ты кому-нибудь рассказывал?
- Ага. На телевидение звонил. И в академию наук. Я что, больной? Он мне за такое и с того света пенделей навесит. Нет, конечно, никто не знает. Друзья у него где угодно, только не здесь. Тут, кроме нас, никто и не бывает. А у матери глаз уже не тот, так что нормально. Справляюсь.

- Женя! Жееня! Пойди-ка сюда. А вроде тут другой памятник-то стоял, на соседней могилке?
- Ну, новый поставили. Елки вон тоже не было, так посадили.
- Ох, нам бы тоже надо новый. А то какой-то каменюка дикой торчит. Ни виду, ничего. Поставил бы ты из мрамра, а? Вот хоть как этот, беленький. Как бы хорошо было!

Колья ограды мелькают в обратном порядке. Едут молча, только деревянные ящики с помидорной порослью негромко стукаются друг о друга на кочках. Впереди показывается знакомая развилка. Малая толика личной Земли, положенная каждому горожанину, огород и кладбище, они всегда по соседству. И теперь Хонда уходит влево, туда, где шумят милые маминому сердцу яблони садоводческого товарищества "Учитель".

- Слушай, а ты за три года здорово изменился. Такой прямо волчара - откуда что взялось. Вон, даже уши забронзовели. Что как сам?
- Да нормально. В разъездах.
- Как мама?
- Слава Богу. Живет на даче, дышит воздухом.
- Аа... брат?...
- Два года назад дошел до ограды. И ну как бы в дрейф лег. Как ни приеду, он все вдоль нее ползет. А потом... Не знаю, как он там по земле путешествует, но, похоже, дырку какую-то нашел. И все. Нет его больше на кладбище. И вокруг тоже нет. Все излазил – нету.
- Ой ёп... А мать на это как?
- Да она не знает. Я же после нашего с тобой приезда под той елкой другой памятник поставил. Как просила, беленький, из мрамра.
bike

из регионов передают

Дача ваниного одноклассника оказалась гораздо дальше, чем я преполагала. До работы в итоге так и не доехала, зато посмотрела на город велосипедов Переяславль-Хмельницкий.
Людей на великах там - ну не как в Голландии, конечно, но как в Швейцарии вполне. Несмотря на то что зима, темно и дождь.
И перед каждым, даже самым занюханным, магазинчиком - треугольная рама, прилада для велопаркинга.
Офигеть. Завидую.
bug

(no subject)

Шутко. К трем я буду не потому что, а потому что в два надо сына отвезти за город. В школах десятидневный гриппозный карантнит, из-за которого его школьный дружище Андрей с пятницы висит на даче и уже опух там от скуки. Его родители поззвонили и попросили Ивана в аренду до субботы.

Жизнь прекрасна, не смотря ни на что.