Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

bug

Учительница нервная моя

Ну что, все побежали, и я побежал. Натурально первого сентября в школу на свой первый урок. Но уже по другую сторону барной стойки. В маскарадном костюме Настоящей Учительницы.
А все потому, что 57-я школа на Фрунзенской позвала провести в четвертом классе вводный урок по окружающему миру. Только, говорят, дети у нас непростые. Умные, но буйные. Отлично, говорю, любимый формат.
А самой страшно. Одно дело, когда дети сами пришли, как на День биологии, и сидят как зайчики, потому что с родителями. А другое дело 30 человек буйных, хоть и умных, которые на меня никаких билетов не покупали. Да еще сразу после каникул. Это я до урока, поэтому вполне очевидно cс... волнуюсь.

IMG_7471

Но детишечки оказались что надо. В начале на вопрос «Ну что, человеческие детеныши, давайте честно, кто не хочет учиться?» подняли руку восемь. А в конце на тот же самый вопрос — один. И то только когда увидел, что никто не поднимает, и есть отличная маза быть оригиналом.
Не знаю, как всем, а мне было очень круто. До сих пор штырит характерным педагогическим эндорфином после хорошо проведенных 45 минут. Но, видимо, и остальным было неплохо, потому что тут же позвали еще.
С радостью, что уж. 57-я — отличная. Как узнала, что, например, в прошлом году они все цветы с 1го сентября собрали и передали в детский хоспис, а в этом вообще объявили «Живые дети против мертвых цветов» и отдали все деньгами на тоже какое-то хорошее дело, так сразу и поняла — свои.
bug

Черный квадрат

У июльской колонки в LQ очень рекурсивная иллюстрация: сижу на скале голая с ноутбуком и пишу июльскую колонку для LQ. Частный случай работы мечты.

***
Счастливый человек - как «Черный квадрат» Малевича. Он содержит в себе ответы на все вопросы Вселенной, но ни одним не может нормально поделиться. Все смотрят на него как будто с восхищением, а сами думают – какая фигня. Так кто угодно может. Но счастливому человеку это совершенно все равно. Она сидит на берегу Адриатики, бессмысленно улыбается в горизонт и понимает, что в этот раз умную колонку писать нечем.

Когда-то я составила для LQ список необязательных вещей, которые надо обязательно сделать в жизни. Там был пункт «Выиграть какой-нибудь важный конкурс». Ну так вот. Не прошло и три года, как в конце апреля девушка Наташа, дай ей Бог все что ей надо, присылает ссылку на некий сайт, с припиской «Смотри, тебя ищут!». На сайте вот что. Марка лекарств от насморка из морской воды объявила конкурс «Лучшая работа в России». Лучшая работа в России при этом происходит не в России, а в Хорватии. Двухнедельные исследования морской воды на предмет пользы для здоровья. Зарплата за две недели - десять тысяч долларов.
- Хахаха, это какой-то развод, так не бывает.
- Вот все так думают. Поэтому они до сих пор ищут –
говорит Наташа так, что мне тут же становится стыдно за то, что и я так думаю. Перечитываю условия вдоль, поперек и по диагонали – придраться не к чему. Все чисто. Так можно врать, только если собираешься со скандалом закрывать лавочку. Но на бренд-самоубийцу не похоже. А вот на предложение мечты с каждой минутой похоже все больше.
В требования к кандидату можно смотреться как зеркало: общительный популярный блоггер, занимается дайвингом, любит море, имеет хорошее обоняние, умеет писать и, внезапно, промывает нос из носо-чайника джала нети. Совпадает все вплоть до носа, спасибо киевскому йога-тичеру Толику Зенченко. Да неужто рекламист с воот таким опытом не сможет впарить идеальный товар идеальному покупателю? – напоследок думаю я, после чего перестаю думать, нахожу фото в образе хорошей девочки и составляю на сайт что-то типа резюме. И начинается двухмесячный адский эгегей, напалм и ковровые бомбардировки.

Смысл первого тура – набрать в интернете как можно больше ссылок на это свое резюме. Братья и сестры, пишу я всем, я завела порося и теперь буду с ним носиться. Безумные производители носочайников собираются отвалить десять тысяч баксов неизвестно кому за две недели черпания воды из Адриатики. Давайте отправим туда меня и спасем хотя бы половину этих дурных денег, потому что эту половину я раздам на детские нужды. Заниматься благотворительностью из зарплаты меня регулярно душит жабо, но если выиграю, то мне и с половиной будет неплохо. Помогайте – или отфренживайте, пока не началось.
Кто-то так и делает. Но остальные поражают меня в самое сердце. Кто бы знал, что в мире столько людей, которым не все равно, что ты куда-то там сильно хочешь. И готовых ради этого тоже перестать думать, развод ли это, и каким будешь выглядеть идиотом, если да. Ссылка расползается по ЖЖ и фейсбуку, давая обильные метастазы в твиттеры и вконтакты. Даже прожженые сетевые монстры, банящие за любой призыв «Проголосуй за меня на сайте», вдруг благодушно лайкают: «Да пусть ныряет, раз ей нравится».
Подключаются друзья друзей, знакомые знакомых, бывшие и полузабытые. Даже если не выиграю, я уже счастлива! – растроганно лепечу я во все стороны. Это честно, хотя и не правда: для счастья выиграть все-таки нужно. Резюме медленно, но верно выползает в первую десятку. Дальше по условиям конкурса - собеседования и отбор семи кандидатов на следующий тур 1 июня.
Иногда заглядываю на сайт – никаких новостей. Май потихоньку идет к концу. И вдруг в почту падает письмо: «Вы так ничего и не ответили, так что конкурсные собеседования прошли без Вас. Назовите хоть свой адрес, мы пришлем подарок». Как прошли, куда прошли?! Заглядываю в спам – и точно, две недели как лежит приглашение. Уже, стало быть, прокисшее.
Оказывается, человек, который умеет метаться по квартире как в дурной мелодраме и знает нереальное количество громкого мата – это тоже я. Ну все, приплыли, продула уже на старте, какая нелепая смерть – думаю сначала, а потом беру себя в руки и перестаю думать. Презрев приличия, пишу носочайникам: чуть не плачу, почта – козел, до конца мая еще три дня, так может быть все-таки?.. Носочайники вдруг оказываются с пониманием, и я уже на ходу запрыгиваю в следующий тур.

В следующем туре надо снять двухминутное видео, объясняющее, накой тебе все это надо, и набрать на ютьюбе максимальное количество его просмотров. Время на съемки – сутки. Как раз те удачные сутки, когда надо мной висят дедлайны от И., от П. и еще июньская колонка, к тому же нет видеокамеры и снимать меня некому. Есть только ноут и телефон. Взвесив их, решаю, что ноутом солиднее и в нем есть спецэффекты.
На ютьюб уходит смастряченный на коленке ролик, в котором я внезапно пародирую Дроздова, Невзорова, Анфису Чехову и Чулпан Хаматову. Отчаянная бредовость замысла и реализации делает его практически вирусным. Друзья и друзья друзей пишут про него такую прелесть, как будто я уже умерла и им надо загнать мои картины подороже.
В желтой майке спам-лидера я с ультимативным отрывом выхожу в финал вместе с еще двумя претендентками на Хорватию. Финал в Москве через неделю в четверг. Друзья уже заранее поздравляют с победой, но я-то вижу. Одна ладно, но у второй, бодрой и красивой журналистки из какой-то башкирской дыры, в глазах горит такая отчаянная решимость, что всякое может быть.

И всякое начинается. Бездарные сценаристы пишут сценарии так: «Один мужик хотел прийти в город – и пришел». Но у меня крутой сценарист, и у него мужик натерпелся. За неделю до финала приезжает подарок от носочайников: набор нарядных пшикалок с морской водой и собственно носочайник. Такие пуси, так и хочется, думаю я – и на следующий день сваливюсь с ОРВИ. Пацан решил – пацан добился: пуси идут в дело.
Потом внезапно вывихиваю плечо. Старая травма, сто лет не вспоминалась, и тут на. Просто потягиваюсь, а сустав хрусть и напополам. Ну ок. Сижу дома, лечу сопли, бюкаю плечо. К понедельнику вроде оживаю и даже иду на концерт The Cure. Попадаю под зверский ливень и на Friday I’m in love вывихиваю колено.
На следующий день с температурой, ноющим плечом и опухшей коленкой, без голоса, зато с адским насморком ползаю между промыванием носа и полоскание горла и горько думаю, что просрать Хорватию ради Cure это последнее, что я хотела бы сделать в жизни. И тут мудрая девушка Вика шепчет мне в интернет: мать, да это психосоматика. Ты просто куда-то не хочешь идти, делать, чувствовать и говорить. Чего ты так боишься?
И я вдруг понимаю: незаметно произошла подмена. Я уже не столько хочу выиграть, сколько боюсь проиграть. За полтора месяца подъема на уши всех и вся я абсолютно лишила себя права на что-либо, кроме выигрыша. И теперь когда думаю, что могу продуть, меня парализует ужас и отнимаются руки, ноги и голос. Думать нужно срочно перестать.

Целительное бездумие и литры подарочной морской воды делают свое дело: в четверг я снова могу дышать, говорить и ходить, и уже иду на финал по липовой аллее в парке Горького. И вижу, цветет она, аллея. Вижу. Но НИЧЕГО не чувствую. Ни факин чего. Это при том, что обычно у меня с цветущими липами что-то среднее между наркоманией и порнографией. И при том, что предмет первого тура финала - острота обоняния.
Играем на выбывание. Я мысленно выбываю сразу же, когда на глаза надевают повязку и оказывается, что одуряюще мокрый после дождя мир мне не пахнет ничем. Вообще ничем.
Из пяти запахов не узнаю ни один. Мята - "что-то травянистое". Бессмертник - "мед". Про рыбу, правда, думаю "о, рыбой пахнет", но пишу почему-то "морская соль". Последнюю опцию как last chance чуть не впылесосила в себя, такое было что-то дико знакомое. Написала "кожа". Оказалось - доллары.
Остальные, впрочем, угадывают всего по одному. Но один - это не ноль. По счастью, вторая половина первого тура оказывается про теоретические аспекты элиминационной талласотерапии, и на ней я выцарапываюсь. И мы с опасной башкирской журналисткой выходим на окончательный финал.
Задание оказывается на грани статьи за хулиганство. Нужно в этом самом парке Горького промыть нос из носочайника четырем случайным прохожим. “Как это вообще возможно?!” – начинаю было истерически думать я, но вовремя спохватываюсь. Думать нельзя. Ни секунды. Иначе – конец, я просто развернусь и пойду домой.
По видеозаписи того конкурса теперь можно готовить кришнаитов, свидетелей Иеговы и продавцов пылесосов Кирби. Экзекуция четырех незнакомых людей занимает у меня 14 минут – и это на целую минуту меньше, чем у конкурирующей секты.

В общем, спасибо огромное всем, кто помог, так или иначе. Огромное. Сказать, что мне понравилось то, что было в Хорватии за эти две недели – это все равно что купить билет в зоопарк, а попасть на настоящее кенийское сафари и потом сказать “Мне понравилось”. Это было невозможно прекрасно. Чувства реальности нет до сих пор. Зато есть ощущение, что в жизни вообще-то возможно все, что тебе действительно нужно. Главное, когда чувствуешь, что оно твое – идти к нему и не думать.
Потому что как только начинаешь думать, руки тут же опускаются ниже колен. Думать придумали трусы, которые боятся, то мечта сбудется и придется как-то с этим жить. А счастливые не думают, как не думает «Черный квадрат» Малевича, про который каждый говорит «Да я так тоже могу!».
И ведь что характерно, действительно может.

bug

Бабы, ягодки, опять

Вот удивительно: когда орут Русские! Россия! - мне противно, а Египтяне! Египет! - в радость. Наверное, у меня ксенопатриотизм. 
Выхожу однажды в Хургаду - а Хургада чудит. На центральном променаде большой внутриегипетский сабантуй. Сцена, концерт, толпы местных и - огромный, параметров среднего бассейна, стол, а на столе бесконечный клубничный торт. На сцене какая-то зажигательная самодеятельность, внутри стола - армия гордых поваров. Локалы веселятся и ходят на ушах, туристы жмутся по краям, а которые посмелее лезут в толпу с фотоаппаратами. Посмелее их немного. А в толпе тесно и очень весело.  Концерт имени любви к родине: со сцены поют Масри! Масри! Маср! - и толпа в ответ орет Масри! Масри! Маср! Масри - египтянин, Маср - Египет.  
И да. В жизни не видела столько клубники. А запах стоит...
Strawberry fields forever!




Collapse )


bug

Не сдаваться

Ноябрьская работа у меня такая, что декабрьская колонка у меня такая:

Бог придумал любовь и верность, а дьявол - предательство и возврат билетов.

Обычно я ни о чем не жалею. Все, что я сделала и все, чего не сделала, все к лучшему.   Чтобы убедить себя в этом, мне нужно в среднем от трех до пяти секунд. Если требуется больше, я просто тут же забываю, что вообще что-то имело место.  От этого моя память, особенно отдельными утрами, имеет дуршлачную структуру, но это не важно. Важно, что в душе у меня мир и покой, и никакие «надо было» не портят мне аппетит и пищеварение. 

Кроме трех эпизодов. Трех, мать его, незабываемых эпизодов.

2003, октябрь, я собираюсь лететь на Мальдивы. Это мой первый вылет за границу – и сразу в филиал рая.  Гагарин перед полетом волновался меньше Это сейчас Мальдивы так,  живописный отстойник для пенсионеров и молодоженов где-то между действительно прикольными  Шри Ланкой и  Мадагаскаром.  А тогда - символ всего, о чем только может мечтать молодой бедноватый рекламист, недавно извлеченный из Сибири и в жизни не видавший ничего экзотичнее сочинского дендрария.

 Моих тогдашних денег на Мальдивы не хватило бы никогда. Мальдивы подарил один прекрасный режиссер, с которым у нас месяц как начался один прекрасный роман. 

Вылет из свинцовой Москвы ровно в мой день рождения.   Две недели на белых песках и в бирюзовых водах. Коралловые рифы, туземцы, бунгало, баунти падают прямо с пальмыРекламный ролик абсолютного счастья. Я в полуобмороке сидела на чемоданах и не верила, что со мной такое может быть.

И, в общем, правильно делала.  За неделю до вылета старая уродливая мымра директорша… Ну то есть сначала она не была такой уж старой и уродливой, но удивительным образом постарела и обезобразилась в ту самую секунду, когда отказала мне в отпуске.  

Мымру понять можно. Она и сама была сильно не против махнуть на Мальдивы с красавцем-режем, и даже уже сделала для этого много полезного.  И тут на тебе, нарисовалась коза. А вот меня понять нельзя. Какого хрена коза включила овцу и сдала билеты – непостижимо. Как можно было подумать, что вшивое рабочее место стоит двух недель полного счастья? 

Через две недели я уволилась. После такого пинка под дых с работы уходят даже гипсовые кариатиды. Но даже гипсовая кариатида  поняла бы заранее, что работе так и так кердык, и махнула бы в эту Ялту с этим Якиным.  Кариатиды не умеют предавать сами себя.  А у меня получилось. До сих пор слово Мальдивы - моя зубная боль в сердце.


2010. Август. Время великой миграции гну из танзанийского Серенгети в кенийский Масаи-Мару. Я мечтала увидеть это с детства. Сафари на пару недель. Кения-Танзания, большой африканский рифт, озеро Накуру, джунгли Какамеги, Масаи-Мара, Серенгети, кратер Нгоронгоро, Килиманджаро, Амбосели, Цаво. Потом  на недельку на океан. 

- Примерная цена вопроса - $3000. Зависит от программы и шустрости организующей стороны, моих найробийских приятелей (после короткого разведочного трипа на побережье я влюбилась в Кению так, что даже завела настоящих найробийских приятелей, бро!).  Для распила оплаты сафарийника и жилья нас должно быть человека 4-6, присоединяйтесь, -  писала я своим друзьям.  Деньги надо вкладывать в воспоминания, все остальное слишком эфемерно. Друзья присоединились.   Нас стало три креативных директора и одна креадирская подруга, и путь наш лежал.

И тут. За неделю до вылета. В августе, когда на работе от скуки дохнут даже мухи. На наше агентство вдруг, ВДРУГ, свалились две срочных съемки. И со мной случился синдром ответственого работника.  

- Тушеные крокодилы и слоновое пиво Таскер, объятья горных горилл и переход гну через реку Мара, ночное сафари и дайвинг с акулами, танцы черных богинь и инициации масайских юношей, рассвет над Килиманджаро и полуденное марево над кратером Нгоронгоро, черные силуэты акаций и баобабы на фоне падающего в Уганду рубинового солнца - всего этого не будет.  Хорошо хоть, что у Аэрофлота теперь нет несдаваемых билетов, - писала я уже другое своим друзьям, - и даже если, как умная Маша, купишь их через американский сайт, можно позвонить в Америку и попросить себя канцел. Ок, скажут они, канцел так канцел. С вас 50 евро штрафа, остальное вернется на карту.    
- Ты охренела! – кричали возмущенные друзья - как можно ради работы отказываться от жизни! 
- Это не просто работа, это мое дело! отвечала я с горькой гордостью.  
Я и правда любила то агентство. Поэтому не ушла оттуда через две недели. Однако же как-то так совпало… В общем, столько лет милая мне контора за несколько последующих месяцев резко скурвилась и превратилась в такой неприятный обмылок, что уволиться было уже прямо в радость. Два августовских ролика в выходное портфолио не вошли.  ЖЖ-отчет об августовском сафари моих друзей я так и не могу заставить себя прочитать.


2011. Сентябрь. У меня новая работа. Она мне нравится. На работе тендер. По нему уже все готово. В кармане билет в Севастополь. В Севастополе на пустеющих скалах Фиолента под бархатным солнцем считают дни до моего прилета господин Ци с малышом Ци. Фиолент, место силы, где прямо из скалы над морем торчит розетка, заряжающая меня на полгода. Они там на месяц, я вырвусь на недельку, и мы будем счастливы

И тут за день до самолета выясняется, что в тендерной презентации хорошо бы что-то там доделать. Дотюнить до полного перфекта, Женя, работы буквально дня на три, а потом лети куда хочешь. Если что-то потеряешь на сдаче билета, мы все компенсируем.  

Ну а что, думаю я, этот сдам, все доделаю, куплю новый и с чистой совестью полечу себе через три дня. Ну, максимум через четыре. Быдыщщь – отдается эхом от дизайнерских стен новой конторы. Женя делает шаг на свои затопанные грабли. 

До Фиолента я в эту осень так и не добралась. Следующие билеты тоже пришлось сдатьслучился грипп. А потом в Крыму кончилась погода. Но тендер мы ок, выиграли. Правда, с той идеей, которая была готова самого начала. Мы нашли ложку, Нео, куда положить осадочек?
Ошибок в жизни не бывает. Бывают уроки. Их можно схватывть на лету, а можно тупить над ними годами. Заваливать, снова пересдавать.  Вот и я пишу сейчас все это не чтобы получилась колонка, а чтобы выучить наконец, зарубить себе на носу простые, в общем-то, правила жизни.  Не думать, что ты недостойна. Не обольщаться, что незаменима. Не подменять сущность функцией.  Не отказываться от себя. Не предавать собственную мечту. Не сдавать билеты.

bike

Проба грунта

Еду вчера по тропинке в прибрежном парке где-то между Кунцево и Крылатским. Тропинка что надо: лесная такая, в корнях, вся то вверх, то вниз. Любимый формат, едь да радуйся. Тут слышу сзади стрекот. Еще кто-то едет да радуется. Я прибавляю ходу. Не люблю потому что, когда стрекочут в спину. Стрекот потихоньку отстает, потому что хорошо так прибавляю: тропинка пошла под откос.
Лечу я, значит, под этот откос, вся такая даунхиллер и i-малацца, и тут за очередной кочкой открывается мне неприятное. Прямо на тропинку из склона выходит труба, а из трубы течет вода, создавая вокруг лужу и грязи. А я от неожиданности делаю Большую Глупость: жму оба тормоза, что при спуске можно делать только в целях намеренного самоповреждения. И - опять-таки лечу под откос. Но уже не верхом, а сама по себе. Благополучно перелетаю через лужу в цветущий бурьян, и бедный друг мой Кубик, задрав колеса, падает рядом.
А еще секунд через десять появляется заспинный стрекотун. Я быстренько прячу в карман отвалившийся комп, стираю след протектора с голени и вообще очень убедительно делаю вид, что просто решила посидеть тут в бурьяне и посмотреть, как у велика крутятся колеса, если поставить его вверх ногами. Но, видимо, полет кондора все-же засекли.
- Вы в порядке?
- Оо, более чем! - отвечаю с той особой бодростью, что отличает только что крепко ебанувшихся людей, - я просто хотела Вас предупредить, что тут неожиданная труба.
- А я ехал за Вами уже километра два и все думал, когда же Вы остановитесь?
Думал он, сцуко. Два километра.
В велосипедном путеводителе по Подмосковью есть золотые слова:
Главную опасность для велосипедиста представляют не пешеходы и даже не автомобили, а другие велосипедисты.
Чтобы оценить чистоту пробы этих слов, даже не обязательно тащиться в Подмосковье. Все - рядом.

ЗЫ: Самое время носить короткие платьишки, а у меня на ноге синячина, как у регбиста. Есть на свете взрослые тату-наклейки для маскировки загрунтованных поверхностей? Я бы купила пачку-другую на сезон.
neсk

Аквалангисты - это не икра

Все приличные дайверы ведут логбук (по крайней мере, первые пару сотен погружений). Такой, чистый лытдыбр: где нырял, в чем, на сколько, что видел, что было. Много для чего это надо, в том числе и чтобы все дайвы в памяти не слились в один большой. Почему-то считается, что это нехорошо. Ну и еще кое-какие чисто прагматические причины. Поскольку я все еще так и не раздуплилась купить книжечку-дневник, запишу  сюда основное, пока не забыла, а потом как-нить перенесу куда надо. Может быть.

3 мая
- Мочу корочки OWD - девятый дайв. Риф Маршаба, домашний моего клуба. 12 метров, 30-40 мин. Иглобрюхи, кузовки, абудефдуфы, талласомы, ангелы, бабочки и прочая рифовая шелупонь. Собственное нахождение под водой вызывает массу вопросов.

4 мая
- риф Каньон (север, между Дахабом и Блю Холл). 19 м, 30+ минут. Как обычно, к десятому дайву качественный скачок: наконец поняла, как дышать, как зависать, куда руки и зачем ноги.
- Каньон, 22 м, 57 минут. Если в нужном месте вытащить регулятор и открыть рот, губаны-докторы чистят тебе зубы и щиплют за язык. Первый раз видела осьминога в натуре. Осьминог - это не еда. Это - Существо.
От зависания над каждой козявкой и общего охренения выдышала весь воздух до середины красной зоны и на поверхность выбиралась на октопусе. Октопус - это не еда. Это - Спасатель.

5 мая
В рамках сдачи Advanced: Блю Холл
- первый дип: риф Беллс, 30 м, 30-40 мин. Серая мурена. И еще сто всего. На тридцати метрах сердцебиение. То ли азотка, то ли изменка. Скорее, второе: над муреной сидела какая-то особо примечательная креветка, а я не видела ее из-за выступа рифа. mowgly долго махал руками и мычал, объясняя (оказывается), что надо заглянуть под выступ. А потом просто взял меня за шиворот и слегка притопил. Когда человек, которого ты видишь пятый раз в жизни, вдруг начинает топить тебя над стометровой Голубой Дырой, это очень располагает к тахикардии. Креветку я так и не увидела.
- Стенка и перемычка Блю Холл, 23 м, 30-40 мин. Фридайверы! Это не люди. Это уже одной ногой дельфины.
Йога между дайвами рулит рулем. Идеальное состояние для и отличный эффект от. Азот, уходи.

6 мая
В рамках Nitrox Diver два дайва на найтроксе-32. С компом. Как большая.
- Лайтхауз. 15 м, 30-40 мин. Здоровенный губан-наполеон.
- Корал Айлендс. 20 м, 40-50 мин. Красота невозможная. Куча рыбы. Огромный мозговой коралл с тремя видами актиний в центре, зеленой, обычной и пузырьковой, и парой нервных Немо, амфиприонов-клоунов. Найтрокс тоже рулит - состояние после дайвов лучше, чем до. Бодрячком, пацанчики.
- Первый найт-дайв на Лайтхаузе. 20 м, 40 мин. Смена дозора: дневные ушли спать, вышли ночные. Кораллы выпустили тентакли и расцвели цветами и перьями. Стоун-фиш, креветка-арлекин, охота крылаток, куча разных голожаберных моллюсков, светящийся планктон. Когда выключаешь фонарь и плывешь в одном лунном свете, вода превращается в воздух, планктон - в искры и звезды, а ты - в Гагарина, Леонова и Гарри Поттера. Полный отвал башки. Полный.

7 мая
- На Юг от Дахаба, риф Мурей Гарден. 25 м, 50 мин. Праздник жизни. Спинороги Пикассо, синие спинороги, стаи голубых цезий, стойкая оловянная рыба-солдат с выгрызенным из спины куском мяса, россыпи шит-фишей - черных голотурий, амфиприоны и дасцилусы в актиниях. Амфиприоны защищают своих актиний и бросаются на "козу" как страшные. Прикольно. Сама нашла осьминога. Напугала. Осьминог от испуга из темно-коричневого в секунду становится снежно-белым. Тоже прикольно. На мелководье обнаружила пару морских пегасов. Пегасики не плавают, а ползают по дну один за другим, как привязанные. Висела над ними, практически уткнувшись маской в грунт, минут пять. Очень прикольно! По выходу Маугли отругал за хулигантсво. Неприкольно.

- риф Три Пулс. Спинороги всех мастей, рифовый пятнистый скат, электрический скат. Когда эл скат касается коралла или дна, то каждый раз вздрагивает. Похоже, его бьет током. Непростая у парня жизнь.
- ночной дайв на Маршабе. 12 м, 45 мин. Там же, куда я пять дней назад еще совсем нулевым чайником залезла на чек-дайв. И там же, куда четыре года назад я тыкала пальцем с набережной: Лук эт! Лук эт! Иц лайт фишес!, а мне отвечали Иц нот лайт фишес, иц найт дайверс. Круг замкнулся: в роли найт дайвера видела лайт фишей: если выключить фонарь, то из расщелин и пещерок рифа на тебя смотрят зеленые светящиеся глаза. Детский кошмар превратился во взрослый восторг.
Еще встретился огромный голожаберный испанский танцор Хоакин Кортес Hexabranchus sanguineus. Как сказал сын, впервые увидев клеща-краснотелку, "Ха-ха-ха, таких красных не бывает!". Понимаю.

А потом - день дороги до Каира и самолет в Мск.
Продолжение же да воспоследует.
+

Дельфины, мой Рамзес

Мои дорогие человеческие друзья. Я давно живу на свете, и поразить меня трудно. Но вот тут я просто офонарела.

Вводные: в вольере генуэзского океанариума плавают два дельфина, самец и самка. Плавают себе и плавают. Вдруг в воду бросают что-то, похожее на дырку от бублика. И начинается то, от чего буйные итальянские школьники поднимают визг, а у меня отваливается челюсть.
Я не знаю, как этого парня называют по науке - на табличке значилось одно только "Delphino". Ну так, чисто по итальянски - к черту подробности, зовите меня просто Дельфино.

В общем, хозяевам на заметку: чтобы произвести на человеческую девочку неизгладимое впечатление, размер не важен. Важны только техника и артистизм. У Дельфино по обоим показателям 6:0.
Инджой. Берегите самооценку.
,
Что же до саундтрека, не смогла удержаться. Это зрелище делает меня сентиментальной.
bug

Лытдыбр

Двенадцатый час,
Я сижу на работе,
Пишу, блять, статью
Про третий, блять, глаз
Все, блять, матерьялы,
Должны быть к субботе,
Все, блять, Д'артаньяны
Я, блять, пидорас.
bug

дыбр

Юный покемон с субботы резвится в лагере в Пуще-Водице. Так что на ужин сегодня совершенно несъедобные с его т.зрения пеленгас с шампиньонами и пино-фран. О-о.

Быть матерью - счастье. А не быть - наслаждение.

ЗЫ: тока не гнобить за красное под рыбу. День такой. Хоть всех святых выноси.