Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

bug

(no subject)

Выложили ту самую лекцию, где мы с Дроздовым плясали хакку.
Пожалуй, на сегодня у меня лучшая. Спасибо научному сообществу за предоставленные материалы и аудитории за живое участие.



Краткое содержание двух часов:
1:00 Дроздов и предстоящие поездки
2:50 Лоренц vs Сапольски
9:34 Филогенетика летальной агрессии млекопитающих
14:05 дофамин и просоциальность у наших предков
15:03 агрессия в мозге: миндалина и ПФК
22:00 мужская и женская агрессия
27:19 алкоголь и агрессия
30:54 Тестостерон и агрессия
35:55 "Синдром качка"
43:44 агрессивность и борода
47:54 Женская агрессивность
50:40 материнская агрессия
52:08 пятнистые гиены
54:46 агрессивность и ПМС
01:00:40 женские драки
01:02:53 агрессивность и детство
01:06:42 подростковая агрессия: "Чувак, где моя префронтальная кора?"
01:12:00 факторы, которые все портят
01:16:34 Спорт и агрессия
01:19:30 Первичная и вторичная психопатия
01:22:53 Пищевое и кислородное голодание
01:29:06 Стендфордский тюремный эксперимент
01:34:41 Наркотики и агрессивность
01:35:40 Секс, страх и агрессия: Минотавр
01:37:32 Шимпанзе и бонобо: секс вместо агрессии
01:39:35 как орать на детей и отвечать на комменты
01:42:40 Стресс и агрессия
01:44:33 Агрессия в интернете
01:46:50 Смех и агрессия
01:50:28 Примирение
01:52:22 Маори: что мы пели самым горячим ребятам в мире
02:09:15 Вопросы зрителей
02:16:47 Дроздов про "Налить, но не смешивать"
02:12:30 Еще немного ответов на вопросы

Новая "Стресс: хороший, плохой, злой" — уже в феврале, билеты и трансляция на https://vkuz.pro/calendar/lectures
bug

Не хочу учиться, хочу лечиться

В нашем новом-здоровом выпуске ответ на вопрос им. др Малахова: почему животные в природе болеют меньше, чем люди в цивилизации, хотя к врачам не ходят и практикуют исключительно натуропатию.
А также бесценные знания, как выводить глистов листиками, а клещей муравьями, чистить желудок веником и конопатить раны мхом, от чего помогают алкоголь, а от чего окурки. И смертельный номер по лечению горла насекомоядным растением. Жмите и смотрите, что я, зря так рисковала?





Снят он совместно с социально-образовательным проектом Лекарства для жизни, который учит людей правильно обращаться со своим здоровьем и способами его поддержания. Вот их экологически-чистый без добавок и примесей сайт: http://ldzh.ru/. Зайдите на него обязательно, это будет очень полезно и вам, и нам.

А еще это дебют akuaku в качестве режиссера, оператора и монтажера Зверей. Отсюда рекордное количество задействованных локейшенов и особо прекрасный комикс.

Всем здоровья, звераны!
bug

К грибному сезону.

Продолжаем наш цикл "Шедевры мирового паразитизма".
Зомбировать умеют не только животные, но и вполне себе грибы. Притом не те самые грибы, а другие — рода кордицепс. Кордицепсы паразитируют на членистоногих. Каждый вид на своем. Про одного из них, кордицепса однобокого, работающего по муравьям–древоточцам, мы даже сняли фрагмент передачи — но он в нее не влез. И чтобы не пропадать добру, пустили его на трейлер Зверей. Так и живет теперь отдельно. Но отдельная часть зомби – это тоже зомби:


А есть, например, кордицепс китайский, который паразитирует на гусеницах бабочки. Инфицированная спорами гусеница все лето хорошо_кушает, а осенью, ничего не подозревая, забирается под землю и укладывается в спячку, чтобы весной превратиться в бабочку. Но вместо этого превращается в нетленную мумию, из которой вырастает плодовое тело гриба.

t1@64061369-70c5-4850-b1b9-d066537f10c8

Китайцы, кстати, приспособили эту конструкцию из дохлой гусеницы и торчащего из нее кордицепса к нуждам китайской медицины. Считается, очень помогает против рака и повышает потенцию. Хотя я не знаю, может ли в Китае вырасти хоть что–нибудь, что китайская медицина не приспособит против рака и для потенции.

wm5qObqws6c

Кроме китайцев, кстати, кордицепс промышляют в северной Индии, Тибете, Непале и Бутане. Стоит одна грибогусеница до семи долларов — страшные деньги по тем местам. Поэтому собирать ходят толпой: не так выгодно, зато безопасно. А то за такие деньги в Непале могут и порешить.

G0bA0vDvsyE

evyar 3

evyar 6
+

На пять с флюсом

Тут у меня случилась пара лекций на дне биологии и медицины в центральной детской библиотеке на Октябрьской. Вела их не одна, а в паре с возникшим по прилету из Кении воот такенным флюсом климатического протеста. Но зачем человеку челка, как не для того, чтобы ценой бинокулярного зрения мимикрировать под человека без флюса.
Тема - авторские права живой природы. Не знаю, как всем, но мне было офигенно. Рассказывать людям, которые не разбегаются, про то, что самой интересно - это чистый эндорфин. Поэтому не бывает бывших ментов, наркоманов и педагогов.
Еще и денег дали. Прямо не пойму, в чем подстава.

Читаю любимую историю из Лоренца, как сторож обманул орангутана. Орангутан ее не одобряе.



Шалашник: копирайт на дизайн.



Девочка пытается взорвать мне мозг сообщением о том, что плавник кальмара называется плащ. Начинаю понимать свою биологичку, которая все просила родителей "Уймите вашу дочь!"





Collapse )

А новая передача, первая из кенийской серии, выйдет на канале http://www.youtube.com/user/vsekakuzverei/videos в среду. Иншалла, как говорят в Париже.
+

Коленце

Мой случай в категории среднетяжелых травм колена самый популярный: разрыв мениска и разрыв передней крестообразной связки. К такому успеху я пришла не сразу, а после секвенции травм: сначала вывих на танцах, потом серия подвывихов где попало, дополнительно надрывающих поврежденный аппарат, и наконец триумфальный прыжок со скалы на Фиоленте, дорвавший связку и мениск в придачу. Обычно так и бывает. Настоящий звездец приходит к тем, кто долго идет путем звездеца. Показания к операции стали абсолютными. Еще год я собиралась с духом и наконец выбрала хирургов - Макнасси и Курпякова, клинику - Кураре-Медицина, и день операции - неделю назад.

Самое неприятное в операции «Новая коленка» это момент введения спинальной анестезии. Лежишь калачиком на столе в холодной операционной с коленями, прижатыми к подбородку и чувствуешь себя полной бедночкой и несчасником. Анестезиолог протирает поясницу чем-то мокрым и тычет в нее ужасной (я не видела, но наверняка она ужасная) иглой. Игла идет трудно, и понимание, что это упираются межпозвоночные хрящи, оно жутковатое. Не то, чтоб сильно больно, но очень, очень бррр. Анестезиолог, конечно, говорит, что в этом отделе мозга нэт, там только жидкост, и ничего такого задеть невозможно, и спинальная анестезия самая безопасная и беспобочная, но я-то, конечно, знаю, что сейчас что-то обязательно пойдет не так, ноги отнимутся и потом не примутся обратно, и будет у меня новая коленка, но воспользоваться ею я уже не смогу. В общем, те еще пять минут.
А потом ноги начинают теплеть, тяжелеть и терять чувствительность, и от этого не пойми почему становится хорошо и спокойно. Видимо, седатиков в премедикацию тоже не жалеют. Еще анестезиолог спрашивает, не желаю ли я вкатить кое-чего такого, от чего минут 15 буду спать, а потом проснусь, но все дальнейшее будет пофиг. Однако важность момента не позволяет мне. Ноги отнялись, тело до края ребер ничего не чувствует, сейчас вообще не пойми что начнется – и вот это проспать!
Приходит веселый доктор Антон Палыч, смотрит, как оно там нога. Видеть, как что-то делают с конечностью, которую ты вообще не чувствуешь, это обрыв мозга. Поднимает ее и спрашивает: ну, чья нога? А так вот сразу и не скажешь. Когда ее не ощущаешь, она и выглядит как-то по-другому. Как чужая. Но ничего так, симпатичная.
Чужую симпатичную ногу протирают йодовым автозагаром и заправляют в такую типа струбцину. А меня отгораживают от операционного поля ширмой из синей простыни.
-- Телевизор смотреть будете?
-- Конечно буду!
Край простыни отгибают и защипывают корцангом, чтобы операционный монитор было видно не только хирургам, которым надо, но и мне, которой интересно. Операция заключается в следующем. Под коленкой делается небольшой разрез, через него вытягивается сухожилие полусухожильной мышцы. Выглядит это как извлечение лигулы из брюха леща-глистофана. Из сухожилия путем складывания и прошивки делают новую крестообразную связку взамен порванной в прошлогоднем Крыме. Этим занимается Антон Палыч. А напарник его Салах Тахарыч через два небольших прокола вводит внутрь коленки артроскопическую технику с эндоскопом и зачищает внутренность сустава от разного посттравматического треша типа порванного мениска и остатков рваной связки. И все это показывают на мониторе эндоскопа. От монитора не оторваться. Об одном жалею - не договорилась это кино на диск записать или гопро перед экраном поставить. Да хоть на айфон снять. Правда, это было бы сложновато - руки во время операции пристегнуты. Видимо, как раз на такой случай. Мы вас, хипстеров, знаим.
Салах Тахарыч вводит эндоскоп в коленку – а там красота. Две белоснежных гладких суставных поверхности, а между ними высунулась пухлая белая лепешка. Антон Палыч комментирует:
- Вот он, вот он, порванный мениск! Вот он, в блокаде!
(Еще до госпитализации на диагностике они с Салахом обнаружили, что мениск у меня не просто порван по типу ручки лейки, но и блокирует движение сустава. «А она ходит! И, вон, хорошо ходит!». На всякий случай не стала говорить про 50 км на велике каждый день и подобные геройства, чтобы не дать им раньше времени понять, что пациент, по сути, безнадежен).
На мониторе появляется железная кусачка типа книппера для ногтей и начинает блокадника откусывать по краям. Откусила с двух сторон, он исчез с экрана – и тут мне его протягивают в корцанге за ширму: вон какой! А он такой, да, ух.
Монитор подбирается ко второму мениску. Антон Палыч продолжает:
- А второй нормально, не поврежденный. Только вот тут по краю чуть-чуть.
И железяка начинает аккуратно так обкусывать тоненькие махры, свисающие с края дальней лепешки. Чик-чик-чик. И у меня возникает дежавю.
- Я такое уже видела. Губан-чистильщик точно так же чистит рыб. Вот точно так же.
- Вы дайвер?
А я уже не просто дайвер, я дайвер прямо здесь и сейчас. Потому что все вот это вот на экране – это же чистая Одиссея Кусто. Макросъемка рифа. Артроскопия проводится под постоянным током воды, в котором колышутся и развеваются разные виды мягких суставных тканей. Из задетых сосудов в секунду вырастают маленькие красные кораллы – и в следующую секунду уносятся потоком. Даже родные дайверские пузырьки воздуха имеют место. И посреди всей этой жизни деловито шуруют металлические манипулы: полируют мениск, дробят наросшую за год компенсационную костную мозоль, расчищают место под каналы для новой связки. Эндоскоп показывает крупную продолговатую штуковину, похожую на белую орхидею с красным язычком.
- Это культя связки.
- На орхидею похожа.
- На орхидею?! На какую орхидею?
- Фаленопсис.
- Ну не знаю, ботаника это не мое.
И кусачки обгрызают всю культю под корень, хрясь-хрясь. К черту ботанику. На экран входит бур и сверлит в верхнем и нижнем мыщелках сустава два тоннеля. Один – входя в кость сверху, другой – наоборот, пробиваясь изнутри и упираясь в ограничивающую скобку. Я это одновременно вижу и чувствую, потому что какая-то чувствительность сохраняется, вибрация, например, или когда касаются и инструменты на ногу кладут. Но совершенно отстраненная чувствительность, просто как факт. Боли нет никакой и близко. Даже представить невозможно, что вот там сейчас что-то может болеть. А еще я вижу то, что мне видеть не положено: внешний аспект операции отражается в покрытом зеркальной пленкой окне. «Он видит ваше отражение в кофейнике». В окне Салах орудует внутри коленки двумя спицами, прямо как бабуля вяжет. Только гораздо медленнее. Как бабуля вяжет и задумалась.
- У меня все готово!
- У меня пять минут! – отзывается Антон Палыч, плетя из сухожилия новую связку. Салах Тахарыч продолжает мелкий тюнинг сустава, анестезиолог Юр Михилыч поправляет ширму, чтоб не закрывала мне телевизор, а я смотрю. Все при деле.
Связка готова и появляется на экране. Вернее, не сама связка, а ярко-фиолетовые шнурки, за которые ее протягивают через тоннели. Потыкались-потыкались – вошли. За шнурками потянулась собственно связка. Жемчужно-перламутровый жгут с сиреневыми прожилками.
- Какая красивая. Сиреневенькая.
- Даа, это я ее фломастером раскрасил.
Связка закрепляется в тоннелях двумя цвета слоновой кости пулями с резьбой: саморассасывающиеся винты. Во Фрайбурге, где я до этого собиралась чинить коленку, да передумала, ставят с одной стороны саморассасывающийся, а с другой – титановый. А тут с обеих сторон. Органик технолоджи. Реабилитация подольше, зато все свое. Винты туго вкручиваются артроскопическим шуруповертом – и всё. Шить-зашивать да добра нашивать. Эндоскоп вытаскивают из колена, и в телевизоре появляется скучная стабильная картинка какого-то угла операционной, куда он теперь смотрит.
А потом надо перебраться с операционного стола на каталку. С отнятым нижепоясом это вообще не просто. Чувствуешь себя героем сразу десятка фильмов про разных хороших, но полупарализованных людей. Очень волнующее переживание. Зато когда через четыре часа ноги наконец начинают возвращаться - такая, знаете, радость. Ему и больно, и смешно.
В общем, неплохие вышли полтора часа, да и операция удалась. Знала бы – не тянула так долго. Кому тоже актуально, имейте все это в виду.
+

Род приходит и род уходит

....
Ибо участь сынам человека и участь скоту -
Одна и та же им участь:
Как тому умирать, так умирать и этим,
И одно дыханье у всех, и не лучше скота человек;
Ибо всё - тщета.
Всё туда же уходит,
Всё - из праха, и всё возвратится в прах;
Кто знает, что дух человека возносится ввысь,
А дух скота - тот вниз уходит, в землю?

Про богомолов давно не писала, потому что грустно сейчас про богомолов. Гуля доживает. Какая-то бактериальная инфекция, вздулось брюшко, и вообще все не ок. Почти две недели назад занемогла, и все хуже и хуже.
И ничего не сделаешь - срок. После размножения они, что самцы, что самки, становятся уже низачем и совсем беззащитными. Мрут от любого чиха.
А Сет и Гигер умерли еще месяц назад. Сет к тому моменту стал совсем уже дряхлый, даже "когти" обломались. А Гигер был еще не очень старый, но, похоже, сказалось падение с деформацией брюшка при последней линьке. Говорят, они после такого вообще не жильцы, так что Гига еще неплохо зажег.
Парни под конец прямо сдружились. Все время висели вместе под потолком, совсем рядом. Очень удивительно. Сфодры и своих-то не любят, не то что чужих. Потом вместе же спустились на землю и тусовали под драценой с неделю. А потом умерли в один день.
И теперь вот Гуль, последняя из осеннего призыва. Печаль, печаль и скоротечность.





Сверху - ретроспективное, мужской клуб.
Снизу - мужской клуб с женской точки зрения.



Такие дела.
А про трех новых сфодромантисов, четверых креоботеров и пять новых террариумов - в след раз.
+

Если бы прокрастинации не существовало, ее следовало бы изобрести.

Ты, разумеется, знаешь, что такое прокрастинация. Даже если не знаешь, что это так называется. На русском это отлынивание. Парадоксальное состояние, когда чем важнее дело, тем меньше желание его делать. Пару лет назад я писала про хомячков на вибростенде и феномен смещенной активности – вот оно.

Но тогда я думала, что прокрастинация это такое мировое зло. Бич Божий, прилетевший нам за грехи наши, гордыню и склонность выделываться, чтоб лучше всех. Дурной невротический конструкт, из-за которого мы прозябаем в нищете и безвестности, а не украшаем обложку Форбс, как того, несомненно, достойны. Американские психологи, изобратели термина прокрастинация, так до сих пор и считают. Они даже говорят о захлестнувшей передовое человечество эпидемии прокрастинации. Если так пойдет и дальше, грозятся американские психологи, передовое человечество просто вымрет, потому что в один прекрасный момент ему станет вломы даже размножаться. И в мире останутся одни китайцы, невосприимчивые к прокрастинации по причине узкоглазости.

Я думаю, американские психологи смотрят слишком много американских фильмов про конец света. Ругать прокрастинацию это все равно что ругать иммунитет на том основании, что его может заглючить и тогда разовьется красная волчанка. Ты, разумеется, знаешь, что такое красная волчанка. Это когда у фагоцитов и других наших бойцовых клеток сбивается система распознавания «свой-чужой», и они начинают жрать всех подряд, и чужеродные организмы, и родной. А потом появляется хромой доктор и говорит «Тю, так это вас лечили от детского дерматита? Какая прелесть!»

То же и тут. Прокрастинация в при правильном подходе очень полезна и вообще украшает жизнь. Вот, например, тебе надо сделать уборку. Уже примерно неделю как. Но у тебя прокрастинация – и значит вокруг столько потрясающих книг, сериалов, друзей и интернета, что даже как-то неудобно вспомнать о такой пошлости, как мытье полов.

Но тут, например, ты вспоминаешь, что нужно сходить к зубному. И тогда прокрастинация шепчет тебе: уборка! Убооорка! И сразу какой это кайф! Тряпка танцует в твоих руках и пылесос звучит музыкой сфер. Квартира после такой уборки сияет как после ремонта. А что зубной? Зубной подождет.

И он действительно ждет – ровно до того момента, пока на работе не наступает пора писать квартальный отчет. И тогда внутренний голос поет тебе призывно и сладко: Стоматолог! Мне же нужно к стоматологу! Благодаря прокрастинации ты летишь к зубному, как на свидание. Это ли не чудо?

Прокрастинация выстраивает дела в иерархию, в которой верхние уровни питают нижние. Чем противнее и важнее дело, тем больше энергии получишь от него на выполнение менее важного и противного. Венчает эту пирамиду Самое Важное и Мерзкое, на которое будешь забивать до последнего и может быть даже забьешь совсем. Но что такое одно забитое дело по сравнению с горой сделанных благодаря ему?

Прокрастинация придает жизни вкус. Например, через час у меня на работе важная встреча. Дороги до работы – час. Но я вдумчиво примеряю пятую помаду и думаю: как-то раз я доехала за 50 минут - слабо повторить? И жизнь тут же, на ровном месте, становится бешено интересной.

Прокрастинация экономит время и силы. Ты замечала, что некоторые дела с самого начала как-то уж особенно неохота делать? И вроде срочно и важно, и ничего не мешает, но все тянешь, тянешь, тяяяянешь… и вдруг оказывается, что уже ничего не надо. Все само рассосалось и отвалилось. Ты еще не знала, а твоя прокрастинация уже это предвидела. И поставила на деле незаметный крестик. Потому что прокрастинация – одна из ипостасей интуиции. Практически чутье разведчика.

А еще она бережет самооценку. Но не так, как про нее говорят американские психологи. Они-то уверены, что прокрастинация это просто наша боязнь сделать что-то недостаточно перфектно. Не соответствовать ожиданиям. Видимо, открыть рот у зубного хуже, чем он про меня думает. Или разобрать зимние вещи не так круто, как разобрала бы моя мама. Американские психологи иногда наивны как дети. Ну да, подобный эффект у прокрастинации тоже есть, но сводить ее к этому - все равно что любить черных лебедей только за их красный нос. Гораздо более весомый профит в том, что раньше я отлынивала, динамила, копалась, ковырялась в носу, тянула резину – а теперь я прокрастинирую. Вот и все. Но это огромная разница! И для шефа, и для мамы, и для стоматолога.

Прокрастинация – стигма свободного человека. У рабов, подневольных, обязанных и прочих жертв обстоятельств ее нет и быть не может. Прокрастинировали ли крепостные крестьяне? А секретные агенты? А врачи скорой помощи? А рядовые первого года службы? Для прокрастинации нужна как минимум возможность выбора. И если ты дочитала досюда, все еще понимая, о чем речь – она у тебя есть. Если не дочитала – тоже. Ты можешь что-то делать, а на что-то забить. И сама выбирать последовательность, в которой. И вот тут мы подошли к главному. Зачем прокрастинация вообще.

Наше время и наше самосознание – расщепленное, мозаичное. Сколько раз ты уже отвлекалась от этого номера? А сколько раз прерывала дела, чтобы продолжить чтение? Все наши занятия дробятся, взаимопроникают, смешиваются. Мелькание поверхностных впечатлений создает иллюзию яркости и насыщенности, ложную порой до чуть менее чем полностью.
Отсюда же - ощущение невероятного ускорения жизни. Не успел позавтракать, как уже ужин. Только убрали елку – снова доставать. Наши предки ели жизнь большими ломтями. Мы же предпочитаем салат. Но салат кончается быстрее - его не нужно жевать.

Раньше у человека была одна социальная роль, ну много две. Поэт. Министр. Жена министра. Домохозяйка. Революционерша. Теперь у каждой из нас этого добра целый калейдоскоп. Мать-жена-спортсменка-начальник-водитель-путешественница-тусовщица-хозяйка-сексикошечка-кактусовод. У каждой роли – свои цели. Но которые из них – действительно твои? Ты давно сама уже не знаешь толком. А твоя прокрастинация – знает. Вспомни, от каких дел ты не отлыниваешь никогда? Вспомни, вспомни, они точно есть. Занятия, на которые всегда находится время, деньги, силы и настроение. Вот как раз они и растут из твоих истинных целей. И обычно это просто хобби. Дело, про которое ты никогда не говоришь «надо». Но всегда чувствуешь – нужно.

Да, я обнаружила у себя такой языковой нюанс: то, что мне «надо» - это всегда внешние надобности. Ложные цели, навязанные социумом. А «нужно» - всегда внутренние потребности. Очень близкие к истинным. Дьявольская разница между ними часто проходит мимо сознания – но проступает на уровне языка. И то что мне нужно, я никогда не прокрастинирую. Ну, почти. А то, что мне надо – всегда. Ну, … Да всегда, что уж.

Связь между нашим хобби и нашей миссией может быть очень запутанной, но она всегда есть. Поэтому на хобби у нас всегда стоит. И поэтому же не всегда работает такая вроде бы железная мотивация как деньги. Деньги вообще не могут быть целью. Цель – это то, на что они тратятся. Но для нашего нашинкованного сознания это порой слишком длинная логическая цепочка. Вот вроде и понимаешь, что надо оторвать зад от дивана, выйти из фейсбука и написать-таки материал, который принесет мне еще немного всех денег мира – ан нет. Не отрывается и не выходится. В глубине души я не вижу связи между этими деньгами и моей целью, в чем бы они ни была. И пока я понукаю себя начать, все мои энергетические ресурсы в один голос ноют: А оно тебе наадо?.. И мне нечего ответить.

Но тут, например, внезапно сваливается предложение какого-нибудь дайв-сафари на каких-нибудь Филиппинах. Но платить надо быстро. И всё, зад оторвался сам, фейсбук захлопнулся и все написалось со свистом. Я увидела в этих будущих деньгах средства для моей собственной цели. И надо превратилось в нужно.

Прокрастинация стоит на страже нашей цельности, не давая суете порвать нас на тысячу маленьких медвежат. Почему же считается, что она злобное зло, пожиратель времени и источник хаоса и стресса? Потому что прокрастинация – это наш иммунитет от прессинга социума. А иммунитет иногда глючит. У него сбивается система распознавания, и он начинает жрать всех подрят, и чужих, и своих. И тогда то, что тебе нужно, встраивается в энергетическую пирамиду того, что тебе надо. Пока не какой-нибудь волшебный пендель не внесет ясность.

Но даже в этом есть своя прелесть. Только представь: приходит дымящееся письмо от главреда про где-колонка-все-сроки-вышли. А ты так вот томно отвечаешь: очень сожалею, Виталий, но у меня что-то вроде красной волчанки…


 
bug

Люди племени лосося

Для LQ, дописала в 4 ночи на третья сутки после последнего дедлайна, утром боялась перечитывать.  


Какими мы должны быть? Мы должны быть всегда в тонусе. Подтянутые, элегантные, легкие и артистичные. Речь красочна и выразительна, а движения быстры, точны и уверенны. Жизнерадостны и оптимистичны в любых ситуациях. Искрометно шутим и заразительно смеемся. Чувство благополучия для нас такая же норма, как 36,6. У нас прекрасная высокая самооценка. Если мы и совершаем ошибки, то легко прощаем себя. Мы не склонны к мучительным самокопаниям и бесплодным рефлексиям. Независимы, ярки и оригинальны. Мозг работает как гоночный мотор, мощно и стремительно. Мы фонтанируем неординарными идеями. Вынашиваем грандиозные планы. Никогда не останавливается на достигнутом. Может делать несколько дел одновременно. Мы решаем любые проблемы. Для нас вообще нет ничего невозможного. Мы мало едим и много двигаемся, поэтому худощавы и энергичны. Глаза блестят, а на щеках играет румянец. Сон краток, но высыпаемся превосходно. Мы сексуальны и сексапильны, страстны, изобретательны и неутомимы. Мы обожаем новые ощущения. Коллекционируем яркие впечатления, приключения и авантюры. Мы просто неотразимы, и жизнь наша прекрасна и удивительна.
Чем более мы такие, тем более мы ОК. Тем сильнее нами восхищаются и берут с нас пример. Тем более мы икона лайфстайла и воплощение идеи современного человека. Тем больше мы герои нашего времени. И тем выше вероятность, что любой проходящий мимо психиатр скажет - Тю, батенька, да у Вас гипомания!
И скорее всего не ошибется. Весь первый абзац – это симптомы первой половины маниакально-депрессивного расстройства. Мы живем в интересное время, когда идеал цивилизованного человечества – не психически здоровый индивидуум, а как бы это сказать, слегка маньяк.
Хотя тут мы как раз не оригинальны. Мир постоянно впадает во что-нибудь этакое. Истерия Средневековья. Ипохондрия второй половины XIX века. Шизофрения психоделической революции шестидесятых. Наркотический делирий начала прошлого века и алкогольные психозы его конца. Каждое время сходит с ума по своему и формирует под это собственные представления о прекрасном, непостижимые извне, как непостижима для драйвового нью-йоркского клаббера хлорозная прелесть полуобморочных тургеневских барышень. Отклонений много, но главная ось – это маниакально-депрессивные качели, на которых человечество качается может быть с начала собственной истории.
Так что нам еще повезло. По крайней мере, из всех психических закидонов гипомания - субъективно самое приятное. Психиатрический справочник пишет: «На первом плане среди нарушений сомато-психической сферы при гипомании — чувство телесного комфорта, особого физического благополучия, наивысшего расцвета сил, превосходного здоровья. Двигательная активность с хорошей переносимостью нагрузок и высоким порогом утомления сочетается с уменьшенной потребностью в отдыхе. Прилив энергии, сохраняющийся на протяжении всего дня, совмещается со снижением потребности во сне при его достаточной глубине». Чем-чем это передается? Пусть оно меня укусит!
Единственное, что огорчает – при всех своих прелестях гипомания остается ненормальным состоянием. Отклонением, которое рано или поздно качнется в противоположную сторону. Уже начинает качаться. Например, на фоне торжества общемирового бодряка Японию охватила эпидемия хикикомори – молодые здоровые люди запираются в комнате и сидят там годами в полном овощизме, не делая ничего, кроме как самим фактом своего существования отрицая торжество бодрости как нормы жизни.
Но Япония далеко, а образ гипоманиакального сверхчеловека – он везде. Реклама. Кино. Интернет. Телевизор. Пресса. Реклама. Еще раз реклама. Кто хотя бы в глубине души не хочет быть похожим на первый абзац – пусть первым бросит в меня камень. Я ловко увернусь, засмеюсь заразительно и все равно не поверю. Это же круто, быть гипоманьяком в гипоманьячное время. Чтобы все вокруг бурлило и пенилось, искрилось и переливалось, чтоб ветер в лицо и педаль в пол, чтоб сто всего разом, и никаких пауз... А как еще, когда живешь в столице и работаешь в рекламе?
Так что не удивительно, что именно люди, живущие в столице и работающие в рекламе, сделали этот ролик про паузу на шоколадный батончик. Я увидела его с полмесяца назад и с тех пор вспоминаю по несколько раз в день. В разных обстоятельствах, по разным причинам. И может быть это самое разумное из всего, что я делаю за день.
Джейсон Стетхен сидит в придорожном кафе и рассказывает про лосося: «Лосось – стремительный, сильный и неутомимый. Он проплывает тысячи километров. Покоряет пороги и течения. Бороздит отмели и запрыгивает на водопады. Без сна. Без отдыха. В постоянном сражении со стихией. Он преодолевает все преграды, откладывает икру и, совершенно изможденный, дохнет.
Так вот, запомни. Ты не лосось."


Спасибо Данилу danilling за инспирацию, а Маше maria_kaminsky Каминской за иллюстрацию. Заработаю еще немного всех денег мира - куплю у нее такую картинку.

bug

Медвежья болезнь

Второй месяц резвеж в фейсбуке - делаем комиксы из мишек Харибо. Работаю на шоколадной фабрике, отдыхаю на мармеладных мишках. Dolce vita.







Collapse )

Хариботы, подключайтесь. Мир лег и ждет.