Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

bug

Озабоченные

Секс для нас очень важен. Например, меня постоянно спрашивают в комментариях: почему все ваши видео о сексе? Вы что, озабоченные? Что тут ответишь. Только одно: ну, давайте посчитаем. Смотрите: из выпусков "Всё как у зверей" о размножении и репродуктивном поведении рассказывает всего лишь каждый пятый. Почему вы замечаете только их? Вы что, озабоченные?

Впрочем, что я спрашиваю. Разумеется, озабоченные. Гиперсоциальный вид Homo sapiens капитально зациклен на теме секса. Везде и всегда, во всех культурах и традициях, этому придается гораздо большее значение, чем того требуют банальные репродуктивные нужды. Потому что секс для нас не только и не столько про размножение. Он — про наше самое дорогое и важное. Нет, это не дети. Это социальные связи. Отношения с другими людьми и смыслы, которые мы в это вкладываем.

Наш секс всегда про что-то, а не сам по себе. В голом виде он нам не особенно-то и интересен. Нам обязательно надо обернуть его иллюзиями, фантазиями, страхами, надеждами и прочими продуктами высшей психической деятельности. В этом плане наш секс всегда слегка виртуальный. И наш партнер, имеемый или желаемый, всегда не совсем реальный человек, а некий фантом, психологический конструкт. Все мы спим с моделями — моделями других личностей, которые сами же для себя и создаем из собственных желаний и впечатлений. И насколько мы бы сами себя ни считали бескорыстными в постели, приходится признать: секс для нас не цель, а всего лишь средство для получения чего-то более важного.

Впрочем, использовать его не по назначению начали задолго до нас. Пингвины меняют секс на драгоценные камни, бабуины — на статус, шимпанзе — на еду и защиту. Мы же просто объединили все эти вторичные бонусы, добавили своего — и довели систему до совершенства. Наша гиперсексуальность так тесно переплетена с нашей гиперсоциальностью, что уже невозможно разобрать, где заканчивается одно и начинается другое. Некоторые антропологи даже считают, что никакой не труд, а именно секс сделал обезьяну человеком. За всех не скажу, но пятую часть моих зрителей так уж точно.



Это журнал "Дорогое удовольствие" посвятил целый номер сексу (как он себе это понимает), а в последний момент спохватился и попросил меня написать колонку, объясняющую, почему он это сделал. Написала.
bug

Первый секс в эфире

В нашем вводном, извините, выпуске индийского сезона: зачем нужен секс на самом деле, что бывает с теми, кто отказывается решать свои проблемы с помощью секса, и почему мы, не смотря на все его ужасы, продолжаем им заниматься. Плюс комикс Акуаку. Большой плюс!
Не пропустите, а то так и будете.

bug

Это я, Эдуард

Позавчера получила новый сбербанковский пластик взамен сожранного хищным балийским банкоматом. Сегодня звонит незнакомый номер, и незнакомый мужской голос говорит:
- Девушка... Вы это, карту банковскую на телефон зарегистрировали... И наверное в номере ошиблись... Вы покупаете, а мне на телефон смс приходят.
Так блин, думаю, пытаясь припомнить все известные мне способы развода на бабки по телефону и таким образом классифицировать происходящее. Что развод, никакого сомнения. Голос у незнакомого такой, что выиграл бы любой войс-кастинг на телефонных разводил категории Гэ.
- Меня это, Эдуард зовут.
Да кто бы сомневался.
- И мне вот вчера на телефон пришло... Вы вчера в Технопарке же что-то покупали?
Стоп. Вчера мы в Технопарке покупали даже не просто что-то, а самоё пылесос. Становится интересно. Особенно интересно, в какой момент этот сберликс вырулит на какую-то понятную схему отъема денег.
- В общем, у нас телефоны похожие. Вы же вчера свой оплатили, а мне смс пришел. Я оттуда ваш номер и узнал. Они, наверное, в банке ошиблись, вы им позвоните...
Смотрю на номер - точно, как мой, только вместо 88 - 33.
В общем, оказалось, Эдуарду не надо ничего кроме чтобы я позвонила в свой банк и разобралась в сем недоразумении.
Звоню в Сбер и за 10 минут и трех операторов выясняю, что да, карта подключена не только к моему номеру (мне смски тоже приходили, так что я о недоразумении сем ни сном, ни духом), но и к номеру неповинного Эдуарда. Эдуарда от моих финансовых новостей отключили, но как так вообще получилось, объяснить не смогли.
Я бы объяснила так: да мы тут записали номер неразборчиво, не то 88, не то 33 - ну и подключили на всякий случай на оба. Много не мало, а там уж сами разберетесь с Эдуардом, чи как его там. Кстати и познакомитесь. Неплохой вроде мужик, честный.
Ну а чо, Сбербанк - банк друзей. За хвост и в дарвиновский музей.
bug

Вам, педоморфы

За что мужчины обожают женскую слабость, почему влюбленные так отвратительно сюсюкают, зачем собаки норовят лизнуть вас точно в губы, как педоморфы победят педофилов, откуда взялся французский поцелуй и прочие советы молодым хозяйкам своих инстинктов - в нашем новом атлантическом выпуске.




Но главное, в нем расшифровка, что мы тут в сегодняшнем утреннем комиксе akuaku все несем.
(не могу, опять вижу и смеюсь. Вявявя!))

10704209_10202287866918675_6144810742415117539_o

И этот выпуск мы тоже сняли под крылом нашей мобильной и интернетной Yota. Жмите на кнопу Yota на видео или на их сайт. Надо позитивно подкреплять прогрессоров, которые тратят рекламный бюджет на клевые программы, а не на дурацкие рекламные ролики.
bug

Хвосты, рога и мужская дружба

Наша программа продолжает смелые эксперименты над самой собой. В этот раз мы взяли две кенийских зарисовки формата "Все как у зверей-мини" о парадоксах китайской медицины и о том, как потеря не самого важного органа одних губит, а других спасает, но тоже не бесплатно - и связали их двойным комиксом akuaku о крепкой мужской межвидовой дружбе. И получили первый в истории "Все как у зверей-мульти", в котором сюжета не один, а четыре, а божественные андрюхины картинки - не десерт, а основное блюдо.

А все зачем? Затем что изменчивость - двигатель эволюции и гарантия эффективного отбора!

Оригинал взят у akuaku в Хвосты и рога аку зверей


Первая серия:

213.10 КБ

Вторая серия:

258.23 КБ

+

Сэр Моррисон, тёмная сторона

Встреча с сэром Моррисоном, анолисом, в версии Аку нашего akuaku. Таки как вы относитесь к межвидовому сексу?



А также в версии Норвежского nl Лесного





Сдается мне, сэр Моррисон и безо всяких съемок в Зверях стал звизда.
+

Когда ж ты наконец повзрослеешь?

А тем временем готов новый "Все как у зверей". В нем авторы отвечают на вопроc  "А вы кроме секса еще о чем-нибудь можете?". Можем!



Выпуск получился очень приличным, не сказать интеллигентным. У него даже есть английские субтитры. Его даже можно показывать детям. Правда, придется объяснить, что такое "огромный сперматозоид". Но зато можно обещать, что если будут хорошо кушать, им повезет с учительницей биологии.
Краткое содержание четырех минут. Теза - довольно известная история про неотению у амбистом. Антитеза - менее известна, но очень любимая история про асцидию. Ну и их внезапный синтез. В общем, про нас, аксолотли!
bug

Мартовская

Работа это такой мужик. Их вообще в мире тысячи миллионов всяких разных, но некоторые созданы именно для тебя. Ну или сначала кажется, как будто именно для тебя, а потом начинается ругань из-за зубной пасты на зеркале и скомканных носков под кроватью, и всё. Правда, на работе это обычно твоя зубная паста и твои скомканные носки.
С работой, как и с мужиком, тебя связывают деньги, секс и любовь. В идеале – три в одном. Но в реальности обычно по одному на троих.
В общем, бывает по разному. Например, с одной работой, пусть называется М, семь лет живешь душа в душу. Приходишь криворуким желторотым копирайтером и вырастаешь в ладного креативного директора, обученного всяким штукам. Не изменяешь со случайными халтурами. Только один раз сбегаешь на годик в Киев поматросить с LQ, но тут же возвращаешься - и М опять счастлив как дурак. И денег хватает, и душевности хватает, а трахаться приходится ровно столько, сколько нужно для здоровья и общего тонуса. Иногда даже думаешь: отсюда только на пенсию. Но! Через семь лет у вас с М наступает кризис семи лет. И за следующий год вы выпиваете друг другу всю кровь, съедаете весь мозг, делите всех совместно нажитых друзей и расходитесь в муках. Хотя на самом деле все знают, что всё это из-за бабы. Потому что М, понимаете, на старости лет заводит себе новую бабу. И она, как назло, оказывается его генеральным директором.
Тогда ты делаешь лифтинг резюме, отглаживаешь портфолио и идешь к, например, И. Достоинство у И. одно, но это огромное достоинство. У И. дофига денег. И еще одно достоинство небольшое, но пикантное – например, его гендиректор сто лет назад напился и подрался в самолете со старым гендиректором М. В остальном И. ужасно скучный. Но ты решаешь, что за такие деньги купишь всех цыган и медведей Москвы и как-нибудь сама себя развеселишь. И говоришь Да. Я согласна быть вашей креативным директором.
Ну а дальше как в кино, в котором еще молодая, но уже интересная тетя собирается узаконить отношения со скучным, богатым и нелюбимым. До официальной регистрации остается день-два – и тут прямо из-за угла выскакивает П. Практически совершенно случайно. Катаешься на самокате под дождем, никого не трогаешь, а тут фигак - собеседование. Ну зайдешь, мокрая и с самокатом, чисто посмотреть из любопытства. А там сидит такой, знаете, абсолютный и сокрушительный П. И в томных и наглых глазах его написано: "И тут заходит она, вся такая мокрая и с самокатом...".
После этого в кино следующим планом обычно идет бурный секс в подсобке. В понедельник ты уже выходишь на новую работу, и это не И. Причем выходишь не креадиром – креадир у П. уже есть. Выходишь простым группхедом и за меньше денег. Но зато с обещанием таких смелых вершин, таких захватывающих бездн и таких регулярных съемок в Калифорнии и Таиланде, что хочется рассказать всем подругам, но страшно сглазить.
Работы много, честно говорит П. Но, подлец, не предупреждает, насколько. Первые два месяца тебе даже в кайф день и ночь трахаться с кучей смелых и оригинальных проектов. Но на третий при всей любви к процессу он уже не так радует.  Денег становится ненормально много, потому что их просто некогда тратить. Чтобы как-то это исправить, ты покупаешь машину – и до сих пор не можешь зарегистрировать ее в ГАИ. Тебе некогда. Ты все время трахаешься с работой или отсыпаешься после. На четвертый месяц с удивлением обнаруживаешь себя плачущей в офисном туалете из-за того, что на сайте новостей рекламы забыли указать твое имя в титрах твоего ролика. Да я никак е…нулась? - осторожно спрашиваешь ты сама себя, сморкаясь в туалетную бумагу. И горько сама же себе отвечаешь – Нет, я зае…лась.
На пятый месяц тебе уже все равно, потому что ты притерпелась, одеревенела и вообще тебе надо лететь в Лос-Анджелес. И тут, например, звонит И.
Он так и не нашел никого вместо тебя. И уже, боится, не найдет. Он понимает, что П. зажигательный и крутой, и тебе с ним гораздо интересней. Но денег у И. по прежнему столько, что он готов. Так не согласишься ли ты иногда приезжать к нему, делать, что он просит, и получать за это, что положено? Так, в свободное время. При словах «свободное время» ты усмехаешься как саксаул, криво и сухо. Но масштаб креатива у И. обычно таков, что для него хватит и свободного времени левой ноги. А оно у тебя еще есть.
В Лос-Анджелесе ты пашешь так, что тебе сочувствуют даже мексиканцы, а на шоппинг остается всего три часа. Вся работа для И. делается в самолете туда и обратно. И. от нее в восторге. Он отстегивает денег – и просит сделать кое-что еще. Левая нога пытается расплакаться в туалете. Но ты не можешь ему отказать - теперь тебе очень нужны деньги. Потому что у тебя появилось оно. Дело с большой буквы. Назовем его Д, потому что это будет, например, дайвинг.
Д. когда-то уже появлялся в твоей жизни в виде пары несложных сертификатов, дающих возможность нырнуть, раз уж приехал. Но сейчас все по другому. Сейчас Д. пришел, чтобы спасти твою душу, иссыхающую под бременем бабла и сверхурочной работы. Поэтому ты хватаешься за него как утопающий за соломинку, при всей нелепости этого образа в данном контексте. Теперь – только лучшая в мире система обучения. Снаряга из арсенала ВМС США. Индивидуальный курс на прайват-боте в Красном море. Ты говоришь П. и И. – с такого-то по такое-то меня не трогать, я под водой! И они боятся трогать тебя, потому что это как мешать великой любви или стоять перед паровозом. Ждут, когда пройдет. Но оно не проходит – так, только слегка приостанавливается. Ровно настолько, чтобы заработать еще бабла и отгулов за сверхурочные – и радостно спустить всё на Д. За два месяца на него уходит больше, чем на покупку машины. Бог придумал кокаин, чтобы напомнить человеку, что у него слишком много денег. Для тех, кому не нравится кокаин, Бог придумал дайвинг.
Ты иногда мечтаешь – вот бы бросить всю эту московскую возню, всех этих И., П., и прочих М., махнуть на море и профессионально заняться Д. Уйти в него, любимого, с головой и стать наконец целой и счастливой. Но ты уже не настолько желторотая и понимаешь: у Д. своя зубная паста на зеркале и свои скомканные носки под диваном. И не факт, что симпатичнее тех, к которым уже привыкла. Кроме того, связаться с ним серьезно это как выйти замуж за любимого, но абсолютно безденежного, например, музыканта. Хочется, но ведь ты уже пробовала? Вот. Так что подумаешь, подумаешь, да и оставишь пока все как есть. И. для денег, П. для секса и Д. для любви. Ну а что. Сколько вон так живут и ничего.
Но позавчера чуть не случается чего. Заходишь утром на сайт рекламных новостей, и видишь заметку о том, что рекламное агентство И. сделало новую рекламу. И фотография того, что ты тогда в самолете. И подпись под ней, например, «Креативный директор - Евгения Тимонова». Дело, собственно, даже не в том, что как лапочка-ролик, так фиг подпишут, а как левой ногой, так сразу видно, чья это кого надо нога. А в том, что сейчас начальство П., например, полезет читать новости – и тут оба-на, новость. Есть такая картинка: сидит кот, обхватив голову руками, а над ним разговаривают два человека: - Так это ваш кот? А я думала, мой.
Ты представляешь, как начальство сейчас подходит и говорит тебе: А это как понимать? И смотрит так, как будто и без тебя отлично знает, как это понимать. И только ты собираешься пролепетать, что это было очень давно, всего один раз и вообще не то, что он подумал, как вдруг в голове что-то перещелкивает. И ты отвечаешь: Знаешь, что! Я тут трахаюсь с тобой уже полгода как последний раз в жизни, и что я за это получаю? Как я должна жить на эти копейки? Куда ездить? В чем нырять? Скажи спасибо, что я могу сама себя обеспечивать! Ты вообще должен гордиться, что твои дурацкие слоганы сочиняет не какой-нибудь несчастный копирайтер, а настоящий креадир! А он тебе на это отвечает… Но ты не успеваешь придумать, что он ответит в ситуации, когда ответить совершенно нечего. Потому что в почту вдруг сваливается письмо от главреда LQ:
“Б…я, так не делается. На тебя размечены полосы, ты - колумнист, мы пропустили тебя один раз и получили 30 писем-возмущений. Ты нужна журналу и просто потому, что ты зае…лась, я не дам тебе соскочить. Напиши про то, что такое зае…ться! И на…уй оно надо.”
И тогда тебе вдруг становится все равно, кто что ответит, ибо ты уже смеешься, как дурак, а потом садишься и до утра пишешь эту колонку. Потому что для полного женского счастья нужен кто-то для денег, кто-то для секса, кто-то для любви – и еще кто-то, с кем можно просто поржать.

bug

Песнь о любви и гормонии

Колоночка моя для октябрьского LQ.

***

- А раньше она не видела, что он - ....? Ну почему все влюбленные девки такие дуры?!

- Иначе у вас просто не было бы шансов.

 

Как известно, сопутствующее влюбленности состояние психо-физиологического подъема обусловлено активацией синтеза специфических эндорфинов, не только повышающих физические показатели, но и кардинально улучшающих интеллектуально-мнестические характеристики индивидуума. Почему же влюбленные индивидуумы при этом ведут себя как полные идиоты? Почему, черт возьми?

При всей очевидной риторичности этого вопроса, ответ на него существует.  Но с ними есть одна загвоздка. Постоянная рассинхронизация. Неизбежная такая противофаза, из-за которой все время не до поисков этого ответа. Когда ты не влюблена, тебе как-то пофиг, как там ведут себя влюбленные индивидуумы. А когда влюблена, тебе некогда. Все время и силы уходят на то, чтобы вести себя как полный идиот.

Истина, как обычно, между. Но крайне трудно застукать себя в терминальной стадии смены фаз. В тот краткий миг абсолютной ясности, когда вторник становится, но еще не стал, средой.  Когда ты уже сказала себе «Это - он», но еще не потеряла способности что-либо соображать. Говорят, в этот момент ты абсолютно понимаешь все, что будет дальше. В диапазоне от «он сделает меня счастливой на всю оставшуюся жизнь» до «он просто испортит мне очередные лучшие годы». Но воспользоваться этим драгоценным знанием уже не успеваешь , ибо оно стремительно коллапсирует в одну сияющую точку «Жить долго и счастливо и умереть в один день в окружении детей и внуков райт нау!». Все дальнейшее выходит из-под контроля разума и случается как бы само по себе. Почему?

Просто в этот момент на твоей внутренней эндокринной лаборатории, где в кастрюльках гипофиза, эпифиза и надпочечников тихонько томились нормативные гормоны, обеспечивающие дежурный уровень радости бытия, случается взрыв. Неуправляемая цепная реакция, что разносит голову и душу в сверкающие клочья. Если бы то, что происходит внутри, повторить на собственной кухне, тебя немедленно упекли бы в кутузку за производство сильнодействующих наркотиков. А так ты на свободе. Ну, на относительной такой свободе. Условной.    

Состояние первичной острой влюбленности, что продолжается примерно три месяца, по природе своей глубоко парадоксально.  Ты монстр и гений, в руках твоих все горит и голова твоя осиянна божественным пламенем, и ты же - полное невменько, которое даже трамваи не сбивают лишь благодаря бдительной вагоновожатой, что женским чутьем слышит – тю, девка-то совсем не в себе.  Берлиоза от Аннушки не спасла только его тотальная ни во что не влюбленность. Но тебя все время что-то спасает. По крайней мере, от трамвая. Хотя есть на свете вещи пострашнее трамваев.

Влюбленность это конец отдельной личности. Добровольно-принудительный отказ от индивидуального существования. Антиэгоизм. Изнанка Сартра: «Рай - это другой». Любой день без этого другого – если не ад, то уж точно пустая трата времени. Пустая, мучительная и бессмысленная, как предчувствие посмертного небытия. Влюбленность – половинчатое существование. Быть не собой, а быть всего лишь нами, как сокрушался знакомый гениальный поэт.

Меж тем, священники, философы и психиатры всего мира давно доказали: любовь и вера суть одно и то же. Верую, ибо абсурдно. Люблю, ибо нелепо. Чем абсурднее, тем фанатичней. Чем нелепее, тем крепче. Как девочка Женя из гайдаровского «Тимура...» - «Хочешь, я для тебя с сарая в крапиву спрыгну?». Именно так. Именно с сарая – в крапиву. Геройство и самоотречение, вызов и челлендж. Остальное – лишь малодушные полумеры, унизительная расчетливость и вообще предательство самой идеи.  По крайней мере, так это видишь ты. Другие видят несколько иначе и поначалу достают тебя постоянным нытьем «Ты ведешь себя как полная идиотка!». Но потом заглядывают тебе в глаза, а там... Там звезды и полосы. Разноцветный эгегей. Неуправляемая цепная реакция. И отходят, горестно маша рукой: тю, девка-то совсем не в себе. Любовь придумали русские, чтобы не платить? Да-да. А атомную бомбу - японцы, чтобы не скучать.

Влюбленность – это экзистенциальный трип. Бэд трип, софт трип, хэппи трип. Отпуск в олл инклюзиве, откуда вернешься с загаром и пачкой миленьких фоток, или дикая кругосветка, откуда вернешься совсем другой. Тут уж как повезет. И что ты склонна считать «повезет». В любом случае это всегда – Путешествие, Урок и Опыт.Уход от себя привычной. Заплыв в себя неведомую. Расщепление Я на переживающий объект и оценивающий субъект. На колесящего по морям Одиссея и ждущую дома Пенелопу. Уже другими, но они неизбежно встретятся. Потому что оба они – ты.

И дело все в твоих личных волшебных пузырьках. В тех самых специфических эндорфинах, смысл которых исключительно в том, чтобы на первом этапе вырубить твою привычную бдительность. Блокировать дальнейший выбор, заставить немедленно действовать. По каким-то опосредованным признакам, голос, запах, внешность, ты опознала подходящую комбинацию генов. Тут бы самое время подумать, достаточно ли бел у того принца конь, не стоит ли подождать другого... Ан нет. Нет больше никаких других. Нет больше никакого ждать.  Древние механизмы продолжения рода и так ждали слишком долго. Миллионы лет до – и ни минутой после.

А потом, когда проходит первая трехмесячная вспышка, ты выходишь на  более-менее стабильное  эндорфиновое плато, когда естественная реакция организма на присутствие кто-там-у-тебя это выброс в кровь чего-то среднего между затяжкой опиума и  понюшкой кокаина. Того, что делает тебя нечувствительной к боли, усталости, разочарованию, сомнениям – в общем, способной на любые подвиги. Идеальная адаптивность. Предельная боеготовность.  Нечеловеческая выносливость. Армия из одних влюбленных была бы непобедима. Мир сам прогибается под них - чисто в целях самосохранения. А все потому, что по своей биологической задаче они сейчас должны отгрызть себе кусок этого мира, закрепиться и населить его своим потомством. На это у них – три года. Через три года их гормональный котел, по закону сохранения энергии, перестанет бурлить. И они опять станут  умными и спокойными. Уж нравится им это или нет.

Ибо эндорфиновая буря обладает одим важнейшим качеством – она заканчивается. И не «рано или поздно», а вполне конкретно: большой эндорфиновый цикл, направленный на захват территории, гнездование и рождение первого потомства,  длится три года, и ни одним больше. Законы биохимии это единственное, что может стоять на пути у высоких чувств. И стоит, и всегда выстаивает. Три года - и чудо-трава отпускает. И кожа снова пахнет так, как пахнет кожа. И рассыпаются все сверхценности - все снова значит только что, что просто значит. И вы остаетесь с тем, что успели нарыть и построить за время этой золотой лихорадки.  Иногда с тем, чего хватит на всю оставшуюся жизнь.  Иногда с чем-то иным. Но никогда - ни с чем.

Потому что смысл любого путешествия  – в возвращении. Возвращении к себе.  Воссоединению с собой. Новому понимаю, что ты, зачем ты, и почему.  Бесценному понимаю. Чего бы оно тебе ни стоило.

Даже того, чтобы целых три года быть такой дурой.