Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

bug

Награда за смелость

Видео с церемонии вручения премии Просветитель прислали еще в воскресенье. И я два дня боялась его открыть.
Кто видел это, тот понимает, почему. И только вчера наконец набралась достаточно смелости, чтоб посмотреть, что там.
А там, слушайте, нормально. Хорошая бодрая церемония, и мы с Костей Мильчиным такие ничо.



"Все как у зверей" - церемонии награждения, свадьбы, корпоративы, дорого.
bug

Смешавшиеся в Ю

.........
не то, что - за печатями семью -
Елизавета Англию любила
сильней, чем ты Шотландию свою
(замечу в скобках, так оно и было);
не песня та, что пела соловью
испанскому ты в камере уныло.
Они тебе заделали свинью
за то,чему не видели конца
в те времена: за красоту лица

Надеюсь, Юле хотя бы не отрубят голову.
bug

Статья за многоженство

Вышел июньский LQ. С вот такенной моей ерундовиной.

Во дворе деревенского домика жарим рыбу на углях. Тишина, красота и благодать. Море плещется, и рыба пахнет, как обещание скорого счастья.  На огонек и запах заглядывает соседская семейная пара. Вернее, не совсем пара. Потому что деревня эта - Ассала, дальний околоток Дахаба.  Бедуинская, в общем, деревня.
 -  С первой женой у нас семеро детей. Рабап - моя вторая жена, молодая. Они, жены, живут в разных домах. Когда у одной плохое настроение, я иду к другой. Очень удобно.
- Мм, - отвечаю, прихлебывая местной кислятины Omar Khayyam, - Это круто, Махмуд. А если и у второй плохое настроение, куда ты идешь?
- Тогда я иду домой. Я сам-то живу в своем третьем доме. Так, на всякий случай. Но редко бывает, что обе сердятся. Я же их пою, кормлю, одеваю. Что им еще надо.
Двадцатипятилетняя Рабап переехала замуж за Махмуда из Гизы. Практически столичная краля. И вот сидит теперь тут, беременная, в хиджабе своем похожая на симпатичную черную курицу. Смотрит на меня косо. То ли стакан вина имени таджикского алкоголика ей не нравится, то ли что муж треплется про нее на непонятном английском с малознакомой чужеродной особой. Незнание языка очень обостряет интуицию. Я наверное тоже должна бы смотреть на нее как-нибудь этак: по мне так беременным теткам совершенно незачем курить мальборо одну за одной.  Но какое мое дело.
 - А сколько жен ты можешь себе взять? Четыре?
- По закону четыре. Но вообще Коран говорит, у мужчины может быть столько жен, сколько он может прокормить.
- Ну, дело Коран говорит. Семья как аквариум: перенаселишь - сдохнут все.
Омархайямовка потихоньку берет свое: кажется, я сказала это на русском. Бедуин, впрочем, согласно кивает.
- А Рабап дружит с твоей первой женой?
- Ммм... Нет. Зачем? У них и так дел много. А у тебя муж есть?
- Есть - слегка привираю я. Так, просто, чтобы Рабап со своей интуицией не нервничала. Беременным нервничать - хуже сигареты.
-  Единственной женой быть трудно, но почетно, да? - уважительно интересуется бедуин и, не дождавшись ответа, глубоко затягивается косяком.

Когда-то идея многоженства по своей соблазнительности для меня занимала место где-то между работорговлей и женским обрезанием. Но если с женским обрезанием и работорговлей ничего не изменилось, то с многоженством стало не все так просто. В нем вдруг обнаружилось немало плюсов. Даже, может быть, больше, чем минусов. И, как ни странно, именно с женской точки зрения.
В биологии (ну куда ж без нее) существует замечательный принцип: принцип незаменимости самки. В переводе на человеческий: каждая женщина прекрасна и бесценна, поскольку является самодостаточной боевой единицей видового выживания. Ну, такой, более-менее самодостаточной. Мужчины же, согласно этому принципу - расходный генетический материал. Он должен быть качественный, или уж пусть не будет вообще. Потому что хорошие мужские гены в сочетании с даже плохими женскими по принципу доминантности вероятнее всего дадут хорошее потомство. А вот если плохие мужские гены наткнутся на плохие женские, то, выйдя из спящего рецессивного состояния, вся генетическая дрянь вылезет в детях во всей красе. И привет, вырождение.
То есть, для блага и процветания популяции нужны все самки - и только лучшие самцы. Демографический дисбаланс МЖ заложен изначально. Как констатировал товарищ Шоу, "Благодаря материнскому инстинкту женщина предпочитает владеть одной акцией из ста на первоклассного мужчину, а не всем пакетом акций на второстепенного". Это - в нашей прошивке. И полигиния (ибо мне уже надоело писать длинное слово многоженство) - вполне себе эффективный инструмент проверки мужской качественности по всем статьям.
Второе. Чисто организационное. Как там Гюльчатай причитала, Одна жена и стирает, и моет, и готовит, и с детьми сидит?!. Вот. Хозяйство ладно - есть приборы и домработницы.  Но как прекрасно, когда всегда есть на кого с полным правом и чистой совестью слить мелочь. Не плясать качучу перед мамой или свекровью, а просто сказать: Дорогая. Это же наши дети. И умотать в отпуск. Ну и самой в свою очередь понянькаться. А один, три - какая разница. Три даже в чем-то удобнее.
Но это все физика. Все-таки первое слово в ассоциативном ряду к многоженство - ревность. Тут я, а тут, значит, еще какая-то... мымра!
Однако и здесь не все так просто (или не все так сложно - откуда смотреть). Мучительна мысль не о том, что ему может быть хорошо с кем-то кроме меня, а о том, что ему нехорошо со мной. И вот сейчас он как свалит к этой кому-то с вещами, а я тут останусь одна как дура. Ревность, как и всякое собственничество - истеричная форма неуверенности. В себе, в стабильности своего положения, etc. А полигиния, как ни крути, эту уверенность повышает. Конструкция на трех опорах стабильнее, чем на двух. А уж на четырех...  В ней твой статус уже не зависим от твоей исключительности. Исключительность приходит и уходит, но теперь не грозит выносом чемоданов в прямом и переносном смысле. Не фрустрирует, то есть.
Ревность - это игра, в которую можно играть всей семьей.  А можно и не играть - как договоритесь. Потому что никем еще не доказана положительная корреляция между ревностью и любовью. А вот обратных примеров, ревновать, не любя, и любить не ревнуя, - полно.
Полигиния же по отношению к ревности это, как говорят в веселом мире медицины, десенсибилизирующий фактор, постепенно развивающий невосприимчивость. В плане такой бессмысленной и неприятной штуки - очень полезное качество.
В общем, если подумать головой - все за то, чтобы с позиции первой жены не напрягаться, если бы на горизонте замаячит вторая. Ну замаячит и ладно. С детства учили - чем больше делишься, тем больше получаешь. Главное, был бы человек хороший. Потому что вот это действительно очень важно. Я бы даже сказала, критично.
Но и тут природа подсуетилась в нашу пользу: мужчины довольно стабильны в своих вкусах. Глядя на бывших и актуальных моих бывших и актуальных, я вижу, что практически все они - славные девки не чужого мне склада.  Мы вполне могли бы быть хорошими подругами. С некоторыми это даже получилось. Где теперь те мужики, что, как - неважно. А они - вот они все тут: Иветта,Лизетта, Мюзетта... Их бывшие, мои актуальные. Парни уходят в армию - девушки остаются.
И вот тут-то, пожалуй, кроется главная засада для евроадаптации многоженства. В отличие от смирных мусульманских теток с их статусом чуть выше плинтуса, мы ж не станем сидеть по углам на женской половине.  Если уж нас занесет в единую семью, мы ж начнем активно взаимодействовать. Ибо как только две цивилизованных женщины оказываются вместе, они тут же образуют женский заговор. А женский заговор - это то, чего больше всего на свете боятся цивилизованные мужчины.
Так что в цивилизованном на наш манер мире полигиния умерла и уже не оживет не потому, что это выгодно женщинам. А потому, что мужчины понимают: Боливар не вынесет двоих.  И - благоразумно отползают в безопасную сферу моногамии с вкраплениями адюльтера. Ну, а что теперь сделаешь. Это наша плата за самостоятельность. И раз уж другого не остается, лучше ее любить, чем не любить.

Хотя бы за возможность выпендриваться перед соседскими бедуинами.
bug

любрикант событийности

Вышел мартовский. Что может быть по весне прекраснее Бредпитта в зеленых кудряшках, курящего выпавшую сигару? Да ничего.
Виталька, пришли уже наконец номеров! А то не буду больше писать. И пацанам скажу.




Сегодня звонил Лондон. Спросил, почему у меня такой грустный голос. Потом звонил Копенгаген. Тоже спросил, почему у меня голос грустный. Потом Лос-Анджелес спросил, почему голос такой грустный. И еще Сидней. То же самое.
Только Дюссельдорф не звонил. Дюссельдорф не волнует, какой у меня голос. Вот поэтому у меня такой грустный голос.
Проклятый вечный женский вопрос: Почему он не звонит. Нет, не вечный, конечно. Лет ему столько же, сколько изобретению Белла. До этого – Почему не пишет. Не шлет голубей. Не стучит в окошко. Вечен сам дефицит: почему его всегда меньше, чем хочется.
Впрочем, если спокойно подумать, ясно же, почему. Обычная мужская голова занята другими вещами, нежели обычная женская. Вернее, теми же, но в другом соотношении. 70% дел – 30% переживаний. А не наоборот. И от этого простого расхождения в балансе – весь веер драм и непонимания. Все эти сакраментальные Ну как ты можешь?! – А что я должен?! Между тем, вспомни себя, когда ты вдруг занята делом. Не абы как, а прямо занята-занята. Когда оно горит и требует. Что, ты все еще думаешь о том, почему кто-то там что-то не? Да ты вообще ни о ком не помнишь, кроме того, что дело – и горит. А для него это нормальное состояние. Естественные приоритеты. Так что включи мозг и радуйся, что он, по крайней мере, занят мужиком, который занят делом, а не глупостями типа «а позвоню-ка и поболтаю». Как Лондон, Копенгаген и Сидней со своими дурацкими расспросами. Такое тебе надо? Не надо тебе такое. Так что выключи эту свою паранойю «Он не звонит, потому что он там...». Выключи. И наступит мир и покой.
Это прекрасное в своей неумолимой ясности рассуждение говорит о многом.
О том, как я с помощью рационализации травмирующих обстоятельств пытаюсь контролировать неподвластную мне ситуацию. Сама себе вроде объяснила, сама вроде поняла, сама вроде успокоилась. Понимание – приз для дураков. Это, впрочем, я тоже понимаю. Но мне комфортнее быть дураком с призом, нежели умником с мытой шеей.
О том, что глянцевая поп-психология въелась в голову намертво и теперь по любому поводу за секунду разворачивает свое трескучее шапито на тему «Мужчины и женщины: кто они и как с этим бороться».
О том, что он давно уже понял: мне можно ничего не объяснять. Все объяснения я отлично придумаю сама.
Только об одном безмолвствует это прекрасное рассуждение: почему он, собственно, не звонит. Ибо ответ лежит в совсем другой плоскости. Редко совпадающей с плоскостью глянцевой страницы.
Все дело в том, что причина неудовлетворенности заложена в самом желании, как семечко в яблоке. Яблоко, несомненно, красивое и сладкое. Но первый укус, второй, третий – и на языке начинает горчить. Тут бы остановиться, но куда там. Мыши плакали, кололись, но продолжали.
Желание – любрикант событийности. Сперва оно, обволакивая отдельные детали происходящего, связывает разрозненные события в цепи неслучайности и позволяет механизму заработать. Завертеться. Начать двигаться в сторону появившейся новой цели, такой дорогой и прекрасной. Первый импульс, разгон – это очень важно. Но дальше избыток желания начинает стекать под колеса. И машина буксует. Чем больше – тем безнадежней. И теперь уже, пока его чертовы запасы не закончится, ты не приблизишься к цели ни на метр.
Если не на яблоках и машинах, а на людях, то кому труднее всего выйти замуж? Той, которая туда пламенно рвется. Считается, что намеченная жертва видит расставленные силки и по старой охотничьей привычке аккуратно их обходит. Ну конечно. Влюбленный мужчина замечает еще меньше, чем влюбленная женщина. А влюбленная женщина не замечает практически ничего. И тем не менее, правило работает как часы. Те, у кого замужество в горящие планы не входит (все-таки в существование женщин, которые туда в принципе не собираются, я и сама не верю), регулярно вынуждены кого-то отшивать. А те, кто спит и видит свою свадьбу – только там ее и видят. По крайней мере до тех пор, пока не придумают себе другое занятие.
Это не закон подлости. Наоборот. Это как раз некая высшая мудрость мироустройства, не позволяющая нам потонуть в хаосе подкрепляемых желаний. Не разделить бесславную и бессмысленную участь крысы с лапой на клавише и электродом в мозговом центре удовольствия. Потому что у нас, продолжая биологические аллегории, где коготок увяз, там и вся птичка. И если не дать птичке божественного пинка, там она и останется.
Поэтому все мировые религии сходятся в одном. Даже не в том, что Бог есть (тут как раз не все однозначно - те же даосы прекрасно обходятся без него), а в том, что желания, страсти человеческие – суть источник и причина всех страданий. Источник и причина. Все самое важное, самое заветное не происходит с нами только потому, что мы страшно этого хотим. И происходит, когда мы перестаем этого хотеть. Вот тогда оно просто, само собой, берет – и случается с нами.
Детские мечты сбываются не в детстве, а когда уже не помнишь, что они у тебя были. Джинсы начинают сваливаться не когда их об этом просишь, а когда наконец забываешь про весы и диеты, потому что у киндера начался кризис трехлетнего возраста. Карьера начинает расти, не когда ты рвешься ради нее на британский флаг, а когда вдруг понимаешь, что главное - решить проблему жилья. Лондон, Копенгаген и Сидней разбивают телефон своими признаниями не год-три-пять назад, когда любое из них превратило бы тебя в лужицу розового счастья, а сейчас. Когда ждешь только звонка из Дюссельдорфа. Все мечты сбываются, стоит только расхотеть.
И это - одно из немногого, в чем я абсолютно уверена. Ибо 30 с лишним лет один и тот же опыт стабильно дает один и тот же результат. В детстве мне казалось, что плюшевый медведь оживает, как только от него отвернешься. Сейчас я знаю, что так оно и есть.

Вот поэтому мой Дюссельдорф всегда не звонит. Ждет, когда я перестану ждать.
bug

Фринет

В качестве бонуса за согласие на копирайтерский саппорт своей локалки получила дома бесплатный анлим.

Играем на свадьбах и похоронах, берем борзыми щенками и брусом))
bug

Выходные это маленькая жизнь

Прилетел приятель из Канады жениться. Оказывается, у канадцев оч интересная концепция свадьбы: шампанское с экстези, сауна с джакузи и три человека гостей.

Понедельник это маленькая смерть.