Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

bug

Это я, Эдуард

Позавчера получила новый сбербанковский пластик взамен сожранного хищным балийским банкоматом. Сегодня звонит незнакомый номер, и незнакомый мужской голос говорит:
- Девушка... Вы это, карту банковскую на телефон зарегистрировали... И наверное в номере ошиблись... Вы покупаете, а мне на телефон смс приходят.
Так блин, думаю, пытаясь припомнить все известные мне способы развода на бабки по телефону и таким образом классифицировать происходящее. Что развод, никакого сомнения. Голос у незнакомого такой, что выиграл бы любой войс-кастинг на телефонных разводил категории Гэ.
- Меня это, Эдуард зовут.
Да кто бы сомневался.
- И мне вот вчера на телефон пришло... Вы вчера в Технопарке же что-то покупали?
Стоп. Вчера мы в Технопарке покупали даже не просто что-то, а самоё пылесос. Становится интересно. Особенно интересно, в какой момент этот сберликс вырулит на какую-то понятную схему отъема денег.
- В общем, у нас телефоны похожие. Вы же вчера свой оплатили, а мне смс пришел. Я оттуда ваш номер и узнал. Они, наверное, в банке ошиблись, вы им позвоните...
Смотрю на номер - точно, как мой, только вместо 88 - 33.
В общем, оказалось, Эдуарду не надо ничего кроме чтобы я позвонила в свой банк и разобралась в сем недоразумении.
Звоню в Сбер и за 10 минут и трех операторов выясняю, что да, карта подключена не только к моему номеру (мне смски тоже приходили, так что я о недоразумении сем ни сном, ни духом), но и к номеру неповинного Эдуарда. Эдуарда от моих финансовых новостей отключили, но как так вообще получилось, объяснить не смогли.
Я бы объяснила так: да мы тут записали номер неразборчиво, не то 88, не то 33 - ну и подключили на всякий случай на оба. Много не мало, а там уж сами разберетесь с Эдуардом, чи как его там. Кстати и познакомитесь. Неплохой вроде мужик, честный.
Ну а чо, Сбербанк - банк друзей. За хвост и в дарвиновский музей.
bug

Кариатиды



Не то чтоб мне сильно идут короткие стрижки, но когда я ограблю банк, то не буду возиться с черными очками и белыми париками. Десять минут в любой цирюльне - и все, родная мама не признает. Или, по крайней мере, сделает вид.

Окрестности Пушкинской, лет шесть назад. Я справа.
bug

Нехорошие квартиры

Ближе к концу года башня встала намертво. Если полгода назад, когда дом еще готовили к сдаче, отдел продаж оживленно расписывал по телефону достоинства прекрасного сорокоэтажного монолита желающим выложить три четверти миллиона за пахнущие свежим бетоном кубометры элитного жизненного пространства, венчающиеся головокружительной панорамой Варшавского шоссе, то теперь все. Алес.
Инвесторы приуныли. Все чаще, задумчиво теребя шелка галстуков, перечитывали они список менеджеров и прикидывали, с какого края начать приносить кадровую жертву богам, что двигают недвижимость. Отдел заерзал и разродился рацпредложением.
Днем башня выглядит неплохо. Яркая облицовка, нарядные рамы стелкопакетов, жизнерадостные рекламные баннеры. Так и хочется жить. Но ночью она – гигантский мертвый черный обелиск. Жить в таком страшно даже даром. Поскольку ночь на Варшавском шоссе в декабре начинается уже в пять вечера, надо делать нестрашно. Надо включать свет. Не во всех окнах, конечно, далеко не во всех. Только для создания впечатления обитаемости. Инвесторы благосклонно погладили гастуки, и пара дюжин квартир вспыхнули люминисцентной иллюминацией
Клиент шевельнулся, но как-то вяло. Менеджеры же, напротив, вошли во вкус.
- Да вы посмотрите на эти окна! Ни занавесочек, ни абажура! Разве так люди живут? – кипятилась Ирина Аркадьевна, стреляная волчица столичного риэл-эстейта, первый кандидат на вылет по возрастным показаниям. Волчице вняли. На окна повесили шторы, тюль, у кого-то нашлись даже старые жалюзи. Лампы закрыли привезенными с остывающих дач плафонами. Получившийся интерьер в соотношении с ценой квадратного метра башни являл собой смелый стилистический микс наподобие матросских портянок, развешанных в залах Зимнего, но команда справедливо рассудила, что при взгляде на высокий этаж из Майбаха, стоящего в варшавской пробке, такие тонкости не критичны.
И однако все же плохо брали. Скажем прямо, не брали совсем. Новый год неумолимо приближался. Взгляды инвесторов снова чугунно потяжелели. Как утопающий, отчаянно барабанящий по воде чем попало, отдел продаж развил лихорадочную деятельность по «предпродажной анимации». Фальшфикусы. Псевдокошечки. Картонные фигуры людей. Здесь задавленная фантазия продавцов недвижимости окончательно вырвалась из-под векового гнета бесполых телефонных коммуникаций. Маскулинные силуэты беглецов из гей-комиксов едва вписывались саженными плечами в оконные проемы. Женщины-песочные часы волнующе всматривались в серые дали юга Москвы, маня нового соседа в свою прекрасную башню. По вечерам из окон лилась музыка: старенькие фунаи из последних сил давили из динамиков радио Монте-Карло.
Жители окружающего Чертаново быстро привыкли, что дом заселен, и заселен классово враждебно.
- ЛюдЯм скоро жрать нечего, а эти бляди толстомордые хат себе новых понабрали. Вон, бельмы бесстыжие выпучила! – возмущалась из соседней панели баба Лиза, вооружившись театральным биноклем.
Это была победа. Иллюзия обитаемости стала полной и абсолютной. Отдел продаж уже и сам давно верил, что дом – жилой. Единственный момент портил торжество маркетингового симулякра. Квартиры по-прежнему не продавались. Кризис на блесну не велся. Толстомордые бляди не торопились расставаться с миллионами до выяснения обстоятельств.
Обстоятельства выяснились к весне. Поршни мировой экономики оттаяли и задвигались, а с ними зашевелился и покупатель. Первые три десятка квартир, из которых еле успели вынести запылившийся за зиму антураж, ушли уже к маю.

В целом новоселы довольны. Только некоторые маленькие странности слегка настораживают отдельных нервных жильцов
- Кошку ж надо сначала впускать. Вот мы Эхнатона-то вперед. А он, представляешь, дурачок, дрожит, мяучит, к ногам жмется и ни в какую. Мы уж его и так, и эдак – нет, упирается и орет. Голые, они вообще психованные. Ну, плюнули, запустили Йорика. Он же у нас в лоток ходит, считай, та же кошка.
- А недавно подъезжаю к дому, смотрю на наше окно – а в нем, прикинь, мужик какой-то. Здоровенный, сука! Я ствол в карман, дую наверх, думаю, завалю нахуй обоих! Врываюсь – а дома ваще никого. Хуй знает что.
- В коридоре у нас свет от датчика движения включается. Приходишь домой, и не надо выключатель шарить. Очень удобно. Только вот глючит его иногда по ночам. Загорается вдруг сам, ни с того, ни с сего. Ну, дом-то новый, наверное, усадка, все такое...
Впрочем, нервных в башне немного. Не тот контингент.



Спасибо malsinc за любезно предоставленный вид с балкона.
bug

И мне флажок. У меня тоже есть гражданская позиция.

Швейцарские дети имеют право ходить в российские школы!
Руки прочь от лиц альпийской национальности!
Сыр и шоколад - пища свободы!
Нейтралитет должен быть с кулаками!
Нет - финансовому геноциду!
Банки - банкирам!
 

pe3yc - спасибо за новый юзерпик!

bug

- Дафна, ты опять ведешь? - Нет, получаю.

- Вечером надо быть в Рок-Сити, там типа церемония награждения.
- Будешь вести?
- Нет, блин, получать. Потому что это премия за самые сомнительные достижения в рекламе и СМИ.

Церемония удалась, чего уж там, от хохоту у меня опять боль во всем прессе. А у Севы золотые Семь Копеек в номинации "Большой тираж". Вернее, в деноминации - антипремия ж.
За что, новосибирцам рассказывать не надо, а всем остальным все равно не обьяснишь, как в одном довольно крупном городе может быть СТОЛЬКО одного, в общем, довольно некрупного молодого человека.

Хаааа, вот прямо райт нау в телевизоре опять чо-то начал кашеварить))))) Блин, вашу маму и тут и тут показывают))))))))))
bug

За одного Битова двух небитых

Намедни зашла в Пушкинист и купила всем сестрам по серьгам: Ване аудио "Там, где нас нет" Михаила Успенского, маме метелицины "Дневники Луизы Ложкиной", а себе Битова, "Пушкинский дом".
По дороге домой, естественно, принялась читать. "Луизу Ложкину". Был бы плеер, еще бы и Успенского воткнула.

Пора уальдовское "Простые удовольствия - последнее прибежище сложных натур" оформлять как жызненное кредо.